Яндекс.Метрика
Автор:
Ольга Вертлюгова
Подробности

Пламя Кислянки

С какими проблемами столкнулись те, кто тушил первый масштабный лесной пожар Ревды

24 мая 2023
215

Сегодня лесные пожары, очевидно, самая «горячая», во всех смыслах, тема. Да, леса горели и раньше. Только на вскидку можно вспомнить 2010 год, когда полыхала Гусевка, 2021 год, когда горели Волчиха, Краснояр, Барановка, прошлый, 2022 год, когда дружно тушили Промкомбинат. Но недавний Кислянский пожар стал особенным, потому что все перечисленные возгорания происходили недалеко от города, то есть очаг был рядом. Кислянский пожар проходил далеко в лесу и добраться до него было довольно непросто — дойти до очага и тем более доставить туда технику и воду, это нужно было постараться, так как цель была в нескольких километрах от города. Все это создавало определенные сложности.

Волонтеры активно работали на Кислянском пожаре. Но иногда не хватало оборудования, воды, подводила связь и не было возможности скоординировать свои действия с другими группами, которые в тот же момент работали в лесу. На фото — Иван Горбунов одним из первых пришел на помощь лесникам и пожарным, помогал бороться с огнем на Козырихе. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Территория пожара была гигантской, 3,5 тысячи гектаров: затронуло и нас, и Дегтярск.

Для Ревды это был, наверное, первый такой опыт, когда нужно было координировать работу и волонтеров, и пожарных, и авиалесоохраны, и лесников. Пришлось привлекать авиацию. Поэтому Кислянский пожар стал для нашего города знаковым.

Мы решили обсудить тему Кислянского пожара во время «круглого стола», который провели в эфире нашего телеграм-канала. Нашими собеседниками стали заместитель директора УГЗ Елена Горева, заместитель директора УГХ Сергей Филиппов, Иван Зуйков, заместитель начальника 65 ПЧ, волонтеры Алексей Лесников и Антон Золин. Все эти люди были в лесу, тушили пожар, поэтому каждый из них мог оценить, насколько эффективно Ревда противостояла огню.

Участникам «круглого стола» мы задали несколько вопросов: с какими проблемами пришлось столкнуться; реально ли в Ревде создать резерв людей и техники, которые по первому зову придут на помощь пожарным и лесникам; как можно избежать подобных ситуация в дальнейшем. Самые интересные моменты мнений, которые были озвучены во время нашей беседы, публикуем.

Елена Горева. Фото Владимира Коцюбы-Белых

ВСЕ НЕДОЧЕТЫ МЫ ВЗЯЛИ НА «ГАЛОЧКУ»

Елена Горева, замдиректора Управления гражданской защиты:

— Все наши болевые точки были видны с первого дня. С таким пожаром мы встретились впервые. Отстояли мы его достойно, но проблемы, конечно, были.

Сказалась удаленность пожара, из-за чего особенно первые дни была проблема с доставкой тяжелой техники, которая должна была заняться опашкой, взять пожар в кольцо. Пожар очень быстро стал верховым, а такой локализовать очень трудно, поэтому нам в помощь дали авиацию, что на моей памяти в Ревде было впервые.

Спасибо всем предприятиям, которые помогали нам, выделив технику, но ее еще надо было доставить к месту пожара, а это тоже было очень сложно. Поэтому не все машины просто смогли пройти к очагу.
Спасибо добровольным дружинам из Крылатовки, Кунгурки, Мариинска, которые пришли нам на помощь.

Всех, кто мобилизовался, надо было координировать. Именно в первые часы нам не хватало этого координационного центра, который был создан только к концу первого дня пожара. Несмотря на это взаимный обмен информацией подводил — связи не было, даже рация не везде брала.

Сейчас мы все это взяли на вооружение, на «галочку». Так что будем проводить работу над ошибками.

У нас есть документ, где прописан алгоритм действий во время ландшафтных пожаров. Этот пожар был лесной. Мы все с вами знаем, что есть у нас территория Гослесфонда, она и горела на Кислянке, которую тушит авиалесоохрана, городские леса первыми тушить начинают наши лесники, плюс у нас есть договор с уральской авиабазой на тушение городских лесов и ландшафтных пожаров. Это основные силы.

В помощь им у нас создана группировка сил на тушение ландшафтных пожаров — мы делаем запросы на наши крупные предприятия о возможности выделения тяжелой техники, и она в эти дни отработала по полной.

На сбор этой группировки уходит примерно два часа. Люди должны собраться. Бульдозер, если он идет на трале, нужно погрузить и доставить к месту пожара. Мы же едем не по асфальту и даже не по грунтовой дороге, мы едем по лесу.

Другое дело, что мы не можем оголять предприятия забрать у них всю технику на пожары. Это техника, которая занята на производстве.

Еще сложность в том, что предсказать, спрогнозировать развитие лесного пожара мы можем довольно условно. В какую сторону пойдет огонь в зависимости от направления и скорости ветра тоже не всегда понятно: у нас во время этого пожара были случаи, когда при северном ветре, огонь продолжал ползти на юг.

Что могло бы помочь? Наблюдение с воздуха при помощи квадрокоптеров.

Рации были, но с рацией не всегда можно было докричаться до координатора на поляне в Козырихе, до диспетчера 65 ПЧ, так как они не везде брали, хотя мы работали на частоте МЧС. Это вопрос и оборудования, и местности.

Что касается обучения группы волонтеров — мы готовы, если кто-то заявится более-менее организованный, например, такие как участники клуба «Шунут», которые в этот раз нам очень помогали. Если они готовы стать вот этим костяком, мы беремся обучить 10-15 человек и в дальнейшем их задействовать. Сложнее будет с экипировкой, потому что просто дефицит бюджета.

Что касается общей координации для всех волонтеров, которые желают помочь — почему бы не задействовать ЕДДС, которая могла бы оперативно сообщать добровольцам координаты пожара?

Сергей Филиппов. Фото Владимира Коцюбы-Белых

НУЖНА ПЛОЩАДКА ДЛЯ СВЯЗИ С ДОБРОВОЛЬЦАМИ

Сергей Филиппов, замдиректора Управления городским хозяйством:

— Ситуация на Ледянке, где мне пришлось работать несколько дней, возможно, отличалась от той, что была на Козырихе. 22 человека вместе со мной зашли в лес. Нам пришлось соблюдать целый ряд формальностей для того, чтобы просто попасть в лес через Новомариинскую плотину — это стратегический объект, поэтому некоторое время ушло на оформление допуска.

В лесу нас сопровождал лесник Андрей Рожков, чуть позже к нам присоединилась группа волонтеров на квадроциклах, которые дали нам четкое направление, куда двигаться. Дело в том, что у нас «плечо» было около трех километров, но это лес — рельеф изрезанный, заблудиться можно было быстро.

Первый организационный момент, который возник на месте — пришли 20 ребят, мы им выдали15 ранцев, а до воды в одной сторону 1,5 километра, в другую — еще дальше. Ранца хватает, максимум, минут на 15.

Да, нас выручили эти ребята на квадроциклах, но то, что они возили в канистрах и бутылках, этого было недостаточно и по времени не очень быстро: на поездку туда и обратно, и на набор воды уходил, примерно, час.

Эффективность нашей работы в первый день была процентов на 60. То есть если бы туда подошла какая-то специальная техника, подвезла воду, она была бы намного выше. Задача волонтера — удерживать пожар, чтобы огонь не переходил через опашку. Если перешел, считай, надо все по новой. А когда ты 15 минут работаешь, а потом час просто ждешь, когда привезут воду, это неправильно. На будущее эти моменты организаторам надо учесть, потому что на пожаре каждая минута дорога.

Вот когда я был в лесу 11 мая к нам пришел трактор «Беларусь» с большой пятитонной бочкой и добровольная пожарная дружина из Мариинска. Вот здесь эффективность была уже почти 100%.

Вывод какой. Если мы заводим в лес волонтеров, нужно сделать все, чтобы максимально обеспечить их спецтехникой. Квадроцикл — это чисто мобильный вариант. Пожарная машина туда тоже не зайдет, потому что в лесу сейчас все испахано. А вот трактор МТЗ, который пройдет через любые буреломы, был в самый раз.

Еще нужен какой-то сайт на такие случаи, потому что собираются не только люди с Ревды, но и из Первоуральска, Екатеринбурга. Нужна площадка, где люди смогут, элементарно, взять координаты или сообщить, что идут на помощь.

В этот раз иногородним добровольцам просто давали мой номер телефона, они постоянно звонили: «А где вы? Как вас искать?» Благо, у меня есть симка «Мотива», и она очень выручала. Да, были моменты, когда я тоже оставался без связи, но чаще всего было все нормально. Тем не менее, кто-то просто с первого раза проехал поворот на плотину, потому что не знал о нем, а до меня не смог дозвониться.

Или вот приехал волонтер с Екатеринбурга, а ему даже ранца не дали — сами понимаете, какой настрой будет у человека. Экипировка дополнительная должна быть обязательно.

Что касается жестких запретов на посещение леса — невозможно запретить то, что нам дано природой. Просто этот дар надо беречь и уважать. Если мы что-то берем, должны правильно к этому относиться.

Надо приучать к правильному отношению детей, надо развивать волонтерское движение. И призывать людей не только когда у нас что-то горит. Например, собрались осенью-весной, пошли почистили лес или берега от мусора, вытащили весь пластик и стекло, которые там в огромном количестве лежат. Вряд ли люди, которые своими руками навели здесь порядок, будут в следующий раз тут же мусорить.

А еще хотел сказать огромное спасибо Олегу Кумышу и Водной станции, которые всё это время кормили нас обедами. Такая забота была очень приятной.

Иван Зуйков. Фото Владимира Коцюбы-Белых

ОЦЕНИВАТЬ СВОИ ВОЗМОЖНОСТИ И СЛУШАТЬ СТАРШИХ

Иван Зуйков, заместитель начальника пожарной части 65

— Дополнительные руки и ноги — это всегда хорошо, поэтому волонтерам огромное спасибо за помощь. Но люди все разные. Были те, кто действительно пришел помогать, понимал, что он здесь не на прогулке. А были те, кто просто пришел хайпануть, сделать красивые фоточки и всё.

Были такие, кто никого не слушал. Вроде говоришь им, что и где нужно делать, нет, убегут в лес, начинают импровизировать. Хотя объясняешь им, что потеряться в горящем лесу можно легко, потому что ориентиров толком нет — все одинаково черное.

Например, на Кислянке случайно встретил группу 7 мая, которая просто шла в лоб пожару, то есть огонь снизу начал обходить их по траве, а они вместо того, чтобы выходить и проливать, начали подниматься вверх. Начал выгонять их всех на дорогу, объяснять, что могло случиться — огонь мог взять их в кольцо и они могли просто не справиться с этой ситуацией.

Рекомендации на будущее для тех, кто в дальнейшем захочет помогать нам и лесникам при таких пожарах — оценивать свои возможности и слушать старших. А старшим групп не мешало бы иметь определенную практику и опыт.

А еще ни в коем случае не нужно ходить помогать пьяными. У некоторых при употреблении алкоголя может взыграть слишком героическое настроение, что может привести к печальным последствиям.

А так я очень переживал из-за волонтеров. За эти несколько дней я вымотался ужасно именно из-за ответственности за те десятки людей, которые пришли помогать.

По рации я мог связаться с диспетчером, но не мог связаться с группами, которые работали рядом в лесу, были помехи.

Чтобы такого больше не было, нужно начинать с самих себя. Чаще всего причиной пожара является человек: поджог он лес, или просто оставил костер.

Конечно, леса мы никогда не закроем. Но если вы пришли в лес, после себя должны оставить порядок. Костер нужно правильно развести, в правильном месте, и правильно затушить. А не то, что кастрюльку воды вылил и всё, считает, что миссию выполнил. Такое вот безответственное отношение потом заканчивается пожарами, с которым мы боролись на Кислянке.

Алексей Лесников. Фото Владимира Коцюбы-Белых

КООРДИНИРОВАТЬ НЕ ТОЛЬКО ЛЮДЕЙ, НО И ТЕХНИКУ

Алексей Лесников, волонтер:

— Сначала показалось, что Кислянский пожар менее серьезный, чем на Волчихе. Я был 6 мая на Ниве, с водой и инструментом. Мы с моей группой завезли в лес на Козыриху сначала куб воды, потом еще 200 литров. Посмотрели, вроде с водой порядок, людей хватает, поехали на Динамитку.

Там на тот момент было грустно — людей мало, техники нет вообще и воды не было, потому что ни одна машина до нас просто не смогла попасть на место. Мы пролезли, подвезли 200 литров. Поехали снова за водой, но за это время по дороге, по которой мы только что проезжали, прошел бульдозер, сделал опашку, по которой Нива уже не пройдет, только специализированная техника. Так что координировать вот такие моменты тоже очень важно.

В Екатеринбурге проводится МЧС проводит обучение называется «Урал Спас». Вот там интересно сделано — есть координатор, у него основная рация, он принимает какие-то задачи, которые по рации передает группе. Если бы во время нашего пожара так было все организовано, было бы несколько точек, с техникой, связью, картами, обученными людьми, пожар можно было бы победить дня за два.

Антон Золин. Фото Владимира Коцюбы-Белых

ОБУЧАТЬ РАБОТАТЬ ВОЛОНТЕРОВ В ГРУППЕ

Антон Золин, волонтер:

Дружина — это хорошо, но ее ведь необходимо обеспечить. Люди готовы помогать, но координация была недостаточно сильной.

Если не дай бог подобное повторится — у каждой группы должен быть старший, должна быть своя карта. На безопасном расстоянии должен находиться какой-то запас воды, потому что лесной пожар в любой момент может измениться, чтобы было понятно, куда за ней идти.

Чему нужно обучить волонтеров? Работать в группе. В дальнейшем они могли бы действовать и самостоятельно, если пожар не очень большой, а могли бы при таких пожарах, как Кислянский, быть координаторами, тех ребят, которые просто откликнулись на зов о помощи.

Надо в школах проводить уроки экологии, обучать детей культурному отдыху на природе. Дети иногда даже больше контролируют своих родителей в части бережного отношения к природе. Возможно, через детей мы смогли бы достучаться до родителей.

Комментарии
Авторизоваться