Яндекс.Метрика
Автор:
Андрей Агафонов
Истории

Мать китов. Дарья Кольцова рисует уникальные истории людей на деревянном панно

Как создаются киты с мечтами, которые "расплываются" по всей России

11 августа 2021
401

В Ревде есть киты. Не живые, конечно, а нарисованные. Но каждый из них с историей, с философией. И каждый предназначен для конкретного человека. Создает китов одна девушка — Дарья Кольцова. Вместо холстов у нее — деревянные панно. А идеи для изображения приходят прямо из «космоса». Вся эта история гораздо глубже, чем может показаться. Ведь Дарья — особенная мама, у нее — особенная дочь Кира. Хотя нет, не так. У нее — уникальная дочь. И Дарья занимается уникальным делом, которое отправляет в «плавание» ревдинских китов по всей России.

Дарью Кольцову называют «Мать китов». Именно такое же название у ее страницы в инстаграме. Она нарисовала уже 56 китов. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Дарья по образованию художник-декоратор. После Архитектурной академии, она шесть лет работала дизайнером по текстилю в Екатеринбурге. И за все эти годы ни разу не брала кисточку в руки. Только через несколько лет после рождения Киры, Дарья снова начала рисовать. Рисовать китов на дереве. А вместе с ними — разные истории и мечты.

Это про свободу

— Почему именно киты?

— Это вышло случайно... (Даша глубоко выдохнула и улыбнулась) Начнем с того, что я особая мама. У меня особый ребенок. И когда Кира родилась, всю жизнь свелась к одному — сплошные развивающие занятия и реабилитация. Мы жили в Екатеринбурге. Помню, Кире было три года, съемная квартира, там стояли какие-то деревяшки. Что-то типа ДСП. И ночью я решила на них порисовать, чтобы не забыть, как это делается. Рисовала на них львов, жирафов, кого-то еще. Потом перешла на холст. Свои работы выкладывала в инстаграм. Люди стали интересоваться, спрашивать, заказывать.

— А когда окончательно перешли с холста на дерево?

— Сейчас я работаю в бассейне «Аквасказка» в Екатеринбурге. И только с особыми детками — учу их плавать. Мой директор мне как-то сказала — а давай что-нибудь на стене сделаем. У нас одна стена расписана, а другая пустая. Я говорю: «Давай китов выпилим». И мы сделали большую композицию на всю стену. С тех пор и понеслось. Я начала придумывать формы китов из дерева и расписывать их.

Дарья Кольцова. Фото Владимира Коцюбы-Белых

— Вот мне и интересно. Вы рисовали разных животных. А остановились почему-то именно на китах.

— Я уже потом поняла, что кит — это, скорее всего, про свободу. Кит в воде очень грациозный. А на суше он как будет плавать? Так же про наших детей. Мой ребенок ходить не может, а в воде он плавает. Киты стали частью нашей жизни. Нашим талисманом. Посмотрите, у меня на шее кулон с китом, есть сережки с китами, браслет. Мне нравится, что нашего кита можно не просто раскрасить. На нем можно нарисовать какую-то историю. Чью-то историю или мечту. Мне одна девушка сказала, что хочет семью. Я нарисовала ей семью. Кит уплыл к ней. Потом мне писала девушка из Ростова, у которой тоже свой центр с особенными детьми. У нее получился кит на воздушном шаре. В общем, поначалу китов заказывали особые мамы с историей для своего особенного ребенка.

Неизвестная «поломка»

— Сколько сейчас Кире? И какой у нее диагноз?

— Дочери шесть лет. Диагноз — якобы ДЦП. На самом деле, нам его не могут поставить. Врач-невропатолог из Москвы сказал, что у нас какая-то неизвестная «поломка» и мы о ней никогда не узнаем. Сдали генетические тесты — они ничего не показали. Все чисто. Мол, просто так случилось. ДЦП нам написали для инвалидности. Но Кира очень умная. Не ходит, не разговаривает, но очень умный человек. Моя чудесная дочь (вновь улыбается Дарья). Сложно было, конечно. Но ничего, справимся.

— Для себя рисовали кита?

— Да, есть один и единственный. Он, правда, не совсем кит. Просто рисунок на круглой форме. Там изображена женщина с крыльями. Хотя я была уверена, что мой кит будет про Киру, как она ходит. Но нет, пришла вот такая картинка.

На каждом ките изображена уникальная история для конкретного человека, которая отображает либо его жизнь, либо мечту. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Кит с глазами человека

— Как вообще появляются идеи, что нарисовать?

— Киты приходят в голову сами. Если вы скажите, что мне нужен кит завтра или через неделю — нет. Так просто я нарисовать не могу. Как правило, в очередь беру максимум 8-9 заказов. И все, пока не нарисую. Просто сесть и что-то придумать — у меня это так не работает. Картинки приходят как будто из космоса. Бывает, сижу, кушаю, а рука сама начинает на салфетке рисовать кита.

— И долго приходится ждать картинки?

— По-разному. От нескольких дней до нескольких месяцев. Вот мне одна девушка написала — хочу кита. Хорошо, придет — я нарисую. И нарисовала про ее перерождение. Потому что она не понимала, чего хочет от жизни, где и что взять. Мне пришла картинка, что она сама должна зародить новую вселенную. Ей нужно это сделать и все получится. Когда картинка пришла, я ее нарисовала буквально за два дня.

— Чтобы сделать историю для конкретного человека, вы просите у заказчиков какие-то вводные данные?

— Я всегда прошу описать чувства, эмоции, которые он испытывает. Также прошу написать любимую музыку, которую он слушает. И обязательно надо сфотографировать глаза.

— А это зачем?

— Потому что у каждого кита глаза хозяина. Понимаете, у них такая анатомия. Все киты плохо видят, близорукие. Поэтому рисую человеческие глаза, потому что нужно видеть свои мечты и свою историю. А еще, когда я рисую конкретного кита, я включаю ту музыку, которую слушает человек, кому предназначен рисунок. Для одной девушки из Москвы, к примеру, делала кита под Queen. Это мой первый и единственный утренний кит. Обычно я рисую по ночам, когда Кира спит. В принципе рисую только тогда, когда спит дочь. А по утрам обычно готовлю, домашними делами занимаюсь.

Отправила кита, а в ответ получила: «Плачу»

— Вы согласуете с клиентами картинки, которые будете рисовать?

— У меня две категории заказчиков. Одни пишут — я тебе доверяю, делай, что хочешь. А другие требовательные — пишут, что должно быть изображено, например, чтобы была вся семья, море и так далее. Очень сложно рисовать в подарок кому-то. Ну, когда человек заказывает кита другу или родственнику на день рождение. Нет прямого контакта, прямых эмоций. В таких случаях очень переживаю — а вдруг ему это кит вообще не нужен? Но что с ним в итоге происходит, я не знаю.

— Как реагируют на китов те, кто вам доверились и первый раз видят уже готовую работу?

— Одна девочка плакала от счастья. У нее слепой мальчик, живет в Ессентуках. Я ей засняла видео готового кита и отправила. Она в ответ написала стихи и говорит: «Плачу». Всего два раза киты не нравились. Одного просто доделала, другого полностью нового нарисовала. Но это было, когда прям специально садилась и пыталась что-то выдумать. Сейчас я жду, когда картинки придут. И люди ждут, они все понимают.

Работает Дарья дома, за обычным столом. Рисует, в основном, вечером или ночью, когда ее дочь Кира спит. Фото Владимира Коцюбы-Белых

— Вы говорили, что много делаете китов для особых мам. Что вы там изображаете?

— Одной девочке я нарисовала, что она скоро побежит (Дарья показывает кита, где девочка, отбросив костыли, бегом устремляется по дорожке). Я ее знаю, она со мной плавает. И вот ей на день рождения нарисовала ее мечту. Уверена, она и правда побежит.

Часто заказывает еще те, кто работает с водой. С кем учимся, с кем работаем в бассейне. Одной девочке очень быстро сделала кита. Это того, которого рисовала под Queen. Девушка нежная такая, а слушает только старый рок. У нас с ней тогда были созвучные состояния. И этот кит, пожалуй, мой самый любимый. Мне пришла картинка, как мы отдаем себя вселенной. Или что-то берем от нее. Это решает каждый сам... Если бы кто-то три года назад сказал мне, что буду говорить подобные вещи, я бы покрутила пальцем у виска.

— Откуда ж такая философия?

— Думаю, она пришла ко мне от моей Киры. Плюс то, что я работаю с особыми детьми. Плюс я занимаюсь ватсу (это такая техника водного массажа и медитации). Плюс у Киры было два реабилитолога из Москвы. Они работают как с детьми, так и с мамами. Вот с ними говорили, они тоже вложили часть этой философии в меня.

Одуванчики для Чили

— Сколько китов вы уже сделали?

— Я насчитала 56 китов. В Ревде, кстати, их мало, всего пять штук. В основном, они в Москве, в Санкт-Петербурге, в Екатеринбурге, есть в Ростове. И даже в Чили.

— Ого, это ж другой континент.

— Там живет одна особенная девочка. Ее мама срочно захотела для нее кита. Я ночью проснулась и мне пришла картинка. Быстро накидала эскиз. Показала — она говорит: «Да, это он». Правда, нарисовала я его только через два месяца, потому что была очередь. Очень люблю этого кита. На нем изображены одуванчики. Это очень мелкая, кропотливая работа. Но я прямо с удовольствием вырисовывала каждую пушинку. Кайфовала от каждой точки.

— А где вы берете деревянные формы для своих работ?

— Первые четыре сама отрисовывала и мы их выпиливали на коленке. Сейчас мне помогают делают основы в столярной мастерской «Fiilwood». Так быстрее и качественнее. Да и устала я сидеть, все это шкурить. Не хочу — я же девочка.

— Как вообще происходит процесс работы над одним китом?

— Рисую эскиз, форму — отправляю на резку. Обычно сразу несколько заготовок делаю. Потом, когда картинка пришла, — поехали. Рисую, в основном, акриловыми красками. Сначала делаю заливку. Потом по ней карандашом делаю набросок. Рисую. После чего покрываю акриловым лаком со всех сторон.

«Рисую, как чувствую»

— Я заметил, что у вас на руке браслет. Что на нем написано?

— «Рисую, как чувствую». Это моя фраза. Я ее на каждом ките на обороте пишу. И всегда дополняю каким-то пожеланием человеку.

Фото Владимира Коцюбы-Белых

— Правильно понимаю, что все ваши истории, мечты, сюжеты, которые изображаются на китах, они никогда не повторяются?

— Все истории абсолютно уникальны. Может повториться только форма. А истории нет. Все люди разные. Везде разные ощущения. Вот если идет у меня к человеку оранжевый цвет, значит, таким будет кит и гамма. Это не объяснить. Одной заказчице из Москвы нарисовала огненного кита. Она потом сказала, что нет, хочет синего. А я так полюбила этого кита! Не стала перерисовывать. Просто сделала другую историю. Я очень люблю своих китов.

— Понятно, что киты — это еще и доход. Он вам сильно помогает?

— У Киры очень дорого стоят все занятия. Пенсии хватает ненадолго. Того, что зарабатываю, тоже. Ведь обычные бытовые потребности никуда не деваются. Поэтому, да — это хорошая поддержка. И пока идет, я ими буду заниматься. Пока приходят картинки и пока есть спрос.

Фото Владимира Коцюбы-Белых

— Хватает времени?

— Мне как-то сказали, что пора уже жить своей жизнью. Не только Кириной. Я ответила: «Нет, никогда не оставлю, ни на секунду не отойду». И насколько тебя тогда хватит? Действительно, я поняла, что нужно чем-то заниматься еще. Поэтому у меня есть работа, есть свои тренировки, все остальное время занимаюсь Кирой. А киты — это на ночь и утро. И теперь мы с ней, с нашей семьей, несмотря ни на что, счастливы.

Комментарии
Авторизоваться