Яндекс.Метрика
Автор:
Ксения Данилова
Специальные проекты

Мастер и «Маргарита»

Рассказываем о коллекции старинных вещей Евгения Федоткина

10 июля 2024
1030

Вывеска «Маргарита» на фасаде здания, несколько ступеней вниз, и мы попадаем в необычный магазин-музей Евгения Федоткина. Вот и он сам, сидит за прилавком, занятый разгадыванием сканворда в отсутствие посетителей. В углу светит монитором старенький телевизор, рядом громоздятся книги, DVD-диски, пластинки и много всего еще. Каждый квадратный сантиметр пространства занят необычными, винтажными, порой удивительными предметами, многие созданы руками самого хозяина. При виде нас Евгений Дмитриевич поднимается на встречу и начинается увлекательная экскурсия по необычному месту, наполненному стариной, историей и магией мастерства.

Среди ассортимента магазина есть и старинные уникальные инструменты, например, патефоны 30-х и 40-х годов, отреставрированные и работающие.

О Мастере

— Я бывший военный — начинает Евгений Федоткин. — Служил в Нагорном Карабахе, много, где побывать довелось. Как я начал мастерить и увлекаться старинными вещами? Да Бог его знает, давно это было. Одно время передачи показывали о том, как как что-то сделать своими руками. Я смотрел и пробовал. С этого и пошло. Сперва увлекся литьем, потом начал иконы расписывать, и пошло-поехало. Но я не художник, скорее оформитель. Нигде этому не учился, полностью самоучка.

Возвращающий жизнь

Многие выставленные здесь вещи находят люди, которые разбирают старые дома, они приносят их сюда, а Евгений Дмитриевич покупает их, реставрирует и продает, а иногда и просто дарит. Чтобы определить, стоит ли брать ту или иную вещь, ценная ли она, к какому периоду времени относится и представляет ли собой исторический интерес, он обращается к специальной литературе. Для этого существуют специальные перечни и классификаторы.

Например, любой экспонат, выпущенный в Каслях указан в перечне и в рабочем каталоге каслинского завода. И таких каталогов у здесь очень много.

— Тут свой мир и людям, приходящим сюда, он кажется необычным. Здесь много интересных старинных вещей. Большинство из них я починил, сам отреставрировал. Есть у меня и старинные уникальные инструменты. Вот патефоны 30-х и 40-х годов. Да-да, они работают, сейчас только поставлю новую иглу — суетится Евгений Дмитриевич.

Он бережно крутит ручку и перед нами оживает и потрескивая звучит старинный «апрелевский» патефон 35-36 годов. Невероятно, но благодаря стараниям мастера он работает! «Ах, эти черные глаза меня погубят» — поет с пластинки молодой Иосиф Кобзон.

А пластинок здесь целая коллекция, есть и Марио Ланца, и Энрико Карузо, и Александр Вертинский — одни из личной коллекции, другие приносят люди.

— Возвращать вещам жизнь — это очень интересно — говорит Евгений Дмитриевич. — Не для выгоды. В материальном плане мне хватает, многого ведь не нужно.

Кроме старинных вещиц, в магазине немало и образцов работы мастера. Например, икона Георгия Победоносца, оформленная в раму чеканка, часы, сделанные из тарелки, купленной когда-то в Икее.

— Это все я сам отливал — указывает мастер на полку с профилями и бюстами, — И Венеру Милосскую тоже. Это несложно, есть форма, есть материал — можно работать.

Имеются тут и старинные вещи дореволюционного периода — табачная трубка, мелитель — все восстановленное и в рабочем состоянии. Рядом выставлен телефон Николая Захаровича Лупача — почетного гражданина Ревды, бывшего начальника управления образования.

— Смотрите, это воротничковый утюг, — показывает Евгений Федоткин, — его нагревают и пользуются, а есть манжетовый — он работает на угольках. Когда мне попадаются подобные вещи, я их покупаю даже не задумываясь, а потом реставрирую

Внизу на полке стоят часы советского времени, помните такие, с кукушкой? Мастер признается, что увидел их на свалке и не смог пройти мимо. Часы были сломаны, но он восстановил их, поставил современный механизм и теперь они работают.

Композиция «из ничего»

Евгений Федоткин настоящий мастер с золотыми руками и богатым воображением. Многие вещи он делает сам из подручных материалов. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Я замечаю в углу изящный интерьерный экспонат. Когда-то это была швейная ножная машинка. Перила к ней Евгений Дмитриевич приварил сам, добавил причудливые листья в качестве декоративного украшения и получилась кованая подставка под цветы, которая может отлично вписаться в интерьер. А если вставить сверху стекла, то получится уникальный журнальный столик.

Спрашиваю мастера, как он все это придумывает, как вообще ему удается разглядеть будущий журнальный столик в старой швейной машинке.

— Для этого надо пойти на пенсию. Сейчас времени у меня достаточно. А композицию можно придумать буквально из ничего — отвечает он и показывает мне самодельные ключницы, созданные из старой хрустальной люстры.

Евгений Дмитриевич распахивает перед нами следующую дверь, и мы попадаем в небольшую галерею, здесь повсюду картины, иконы, гобелены и фото-фоны, оформленные им в рамы.

— К каждой из этих вещей я руку приложил. Гобелены, например, идут рулонами, я их режу, рамы беру готовые, оформляю, натягиваю — это ручной труд. Но больше денег я имею с продажи старинных вещей, а это скорее для души. Чаще всего покупают шкатулки, картины, репродукции. Покупатели всегда очень разные и, что самое интересное, молодежь тоже бывает, история и винтаж сейчас популярны.

Итальянский фарфор и малиновый звон

Мастер отодвигает штору, и мы оказываемся в отделе посуды и сувениров с разных уголков планеты.

— Это итальянский коллекционный фарфор, цена на него серьезная, порядка 30 тысяч рублей. А это китайский кружевной фарфор — указывает Евгений Дмитриевич на воздушную фигурку изящной барышни. Это посуда из серебряного сплава в золотом исполнении фирмы «Розенберг», Германия, серебряные подстаканники из Кельна, а рядом наши фабрики «Медный всадник»

Восточные сервизы из Ферганы и Турции, чайные пары из Донбасса Славянска, Нытвы и Гусь Хрустального — чего здесь только нет! А еще богемский чехословацкий хрусталь. Говорят, что его можно определить по звуку — он дает очень характерный мелодичный звон.

Внизу расположились народные гжель и кобальт. А рядом каслинское литье — изделия на полке расставлены по годам, есть антиквариат, а есть раритет. Эту коллекцию Евгений Федоткин периодически пополняет, так как является клиентом каслинского завода.

— Вещь, возрастом 30-50 лет — это раритет, более 50 лет — антиквариат. А вот такие опломбированные вещи с сертификатом это репликанты. Здесь всегда можно найти хорошую необычную вещь на подарок, — говорит Евгений Дмитриевич и достает из стеклянной витрины изящный валдайский колокольчик. Взмах руки и комнату заполняет великолепное звучание — малиновый звон.

О «Маргарите»

Открытки немецких военнопленных 1911-14 годы. Фото Владимира Коцюбы-Белых

На одной из стен этой комнаты висят карточки 1911-14 годов — это открытки немецких военнопленных, которые когда-то были здесь. Таких у мастера целая коллекция. Их приносят и отдают ему люди, а в рамы они оформлены для удобства и наглядности.

Старинными вещами Евгений Федоткин увлечен давно. Магазину «Маргарита» уже больше 30 лет, открылся он в 90-м году. Но тогда он был другим, а сейчас значительно сократился. Пришлось многое распродать, потому что дальше заниматься антиквариатом некому.

— Мне 71 год, уже 10 лет я на пенсии. Сейчас ушел на «самозанятость», оформил мастерскую, уволил сотрудников и один остался. Всем занимаюсь сам. Я и продавец, и консультант, и бухгалтер, и уборщик. Дорогое ли увлечение стариной? Да любое увлечение дорогое, если им заниматься. Внуков у меня нет, оба сына холостяки. Так что пока некому передать свое дело. Раньше экспонатов было гораздо больше. Здесь стояли леменгтоны, а тут винтовка мосинская 1916 года без затвора.

Про семью и любимые экспонаты

Наградной лист отца Евгения Дмитриевича — от верховного главнокомандующего за подбитый на «самоходке» танк Т-4 на Днепре во время войны. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Много удивительных вещей Евгений Дмитриевич привозил из Франции, из Испании, он побывал в Лувре, в Версале, посетил кладбище Сент-Женевье-де-Буа, был в Испанском Марокко, в Японии и на военной базе Гибралтар. И отовсюду привозил что-то интересное для своей коллекции. Говорит, экспонатов здесь было на 5 млн рублей. Но сыновья не хотят заниматься стариной — у каждого своя жизнь.

Жена Евгения Дмитриевича в прошлом инженер-металлург тоже давно на пенсии. На одной из стен висит икона, расписанная ее рукой.

— Это не для продажи, скорее просто тренировка руки — поясняет мастер, — Но, чтобы рука у вас действительно работала, надо заниматься вот чем — он достает перо и чернила. — Вы сейчас и чернильницу нигде не найдете, это ой как непросто. Я пишу, стараюсь руку тренировать. К тому же мне приходится гравировать иногда. Делаю я это неважно — почерк плохой, но я стараюсь.

У окна на металлических подставках висят серьги и бусы из натуральных камней. Их мастер тоже делает сам. Камни с отверстиями он покупает на выставке Минерал-шоу в Екатеринбурге. Раньше у него был свой камнерезный аппарат и первый в Ревде ультразвук, но их он безвозмездно передал его в одну из школ города.

Есть в магазине-музее и любимые хозяином экспонаты.

— Вон пулемет, сын руку приложил. Это разливочный аппарат — смеется Евгений Дмитриевич, — Верх откручивается под алкоголь, а внизу кран. Он в продаже сейчас.

На стене за пулеметом висит грамота, подписанная маршалом Буденным для тестя Евгения Федоткина. А рядом наградной лист его отца, Дмитрия Андреевича — от верховного главнокомандующего за подбитый на «самоходке» танк Т-4 на Днепре во время войны.

Сейчас на СВО воюет старший сын Евгения Дмитриевича, позывной у него «Мордвин», в честь деда.

В обычной жизни сын мастера серьезный нумизмат. Но сейчас на Донбассе он воин, награжденный за спасение луганской съемочной группы «НТВ» медалью Суворова «За спасение людей». Имеет орден мужества 4 степени. За два года домой он приезжал дважды, был ранен.

— А вот видите подсвечник хрустальный? — выныривает мастер из тяжелых мыслей, — Принесла мне однажды женщина две пепельницы, с них я и начал идею разрабатывать и вот до чего дошел. Эскизов я не рисую, это все происходит в голове. Ведь человек стал человеком современным, наверное, 40 тысяч лет назад, а думающим тысяч 10 — когда научился представлять, когда воображение появилось. А это, кстати, бивень мамонта, практически музейный экспонат, привезли мне его из Якутии...

Есть у хозяина и любимые шуточные экспонаты, например, разливочный аппарат, сделанный его сыном и замаскированный под пулемет. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Где отдыхает душа

Полгода назад Евгений Федоткин переболел ковидом и ослеп. Перенес две операции.

— Льготная очередь растянулась аж до 2028 года, пришлось делать за деньги, как без глаз-то? Я и бордюра не видел. Из осложнений заработал еще и диабет 2 степени, тяжело хожу, стали болеть ноги. Как на востоке говорят: «До 40 лет в долг, а потом долги плати» — шутит Евгений Дмитриевич.

Уже прощаясь с нами на выходе из своей сокровищницы, он доверительно и будто бы по секрету сообщает мне:

— Я не люблю возиться с землей, вот и сбегаю сюда отдыхать душой. А дома 15 соток только под покос, а еще сотка картошки, пара теплиц. В том году я заболел, да и после операции нельзя еще огородничать было, вот немного и отошел от дел, а так приходится, конечно. Тут мне хорошо, у меня здесь и книги, и пластинки, и фильмы есть замечательные, где еще Вицин молодой и Плятт, да и кроссворды разные, память ведь надо тренировать. А вы не смотрели фильм «Жених с того света»? — и он начинает пересказывать мне свои любимые моменты.

А я слушаю и думаю о том, что об этом месте и об этом человеке хочется рассказать, а еще о том, что сюда тянет вернуться снова, рассматривать старинные вещи, представляя их прежних владельцев, послушать малиновый звон валдайского колокольчика и молодого Марка Бернеса на старинном патефоне прошлого столетья.

Комментарии
Авторизоваться