Яндекс.Метрика
Автор:
Ольга Вертлюгова
Подробности

Тихое место Кто и как живет в поселке Емелино — одном из самых неизвестных мест Ревды

Мы съездили в Емелино и познакомились с его обитателями, а также новым главой Валерием Крапивиным

1 марта 2024
432

О поселке Емелино сведений не так много. Мало кто из ревдинцев здесь бывал, это далеко не туристическое место, без каких-либо особо завлекательных моментов. Частью Ревды поселок стал не так давно после того, как РЖД отказалась содержать его инфраструктуру. Даже мы специально не смогли попасть в него с первого раза — единственный проезд полностью перемело, пришлось ждать, пока расчистят. А перед самыми февральскими праздниками глава поселения Валерий Крапивин позвонил и сообщил — дорогу железнодорожники прочистили, можно ехать.

Поселок Емелино выглядит спокойным и умиротворенным местом, в котором, правда, случается всякое. Фото Владимира Коцюбы-Белых

ГЛАВНЫЙ АТРИБУТ — ЛОПАТА

В салоне машины Валерия Крапивина лежит лопата. Говорит, что это сейчас один из атрибутов его новой должности.

По дороге знакомимся. Новый поселковый глава, в чью зону ответственности входят Мариинск, Ледянка, Краснояр, Емелино и Гусевка, на должности два месяца. До этого много лет служил в полиции.

— В 1988 году школу закончил и попытался поступить в юридический институт, не поступил. Пошел токарем на ОЦМ, потом ушел в армию. После армии женился, сын родился. Вот тут уже серьезно задумался о том, что надо получить образование. Поэтому поступил в юридический на заочное, окончил, пошел служить в полицию.

Служил с 1999 года по 2022 год. Пришел простым сержантом, начал с помощника участкового, потом был участковым. Потом старшим инспектором ГИБДД, где отработал почти 10 лет, потом назначили замначальника отдела по тыловому обеспечению. И вот 14 лет я был в этой должности. Ушел на пенсию в звании подполковника. После службы еще работал начальником транспортного отдела в Управлении спецсвязи по Уральскому региону.

А потом поступило предложение стать главой Мариинска. Я согласился. Сейчас на должности уже два месяца и считаю, что я тут на месте.

Валерий Крапивин — новый глава поселения. Первое впечатление на местных произвел положительное. Староста Емелино дал такую характеристику: «Ничего, бегает пока». Фото Владимира Коцюбы-Белых

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СЁЛ

Валерий Крапивин говорит, что работать с людьми умеет — сказывается работа в полиции.

— Я считаю себя представителем этих сел, то есть оказывать содействие жителям и реагировать в пределах своей компетенции, — считает Валерий Владимирович.

Глава говорит, что реагирует на каждое обращение — выезжает на место, принимает решение, в какую службу обратиться, смотрит, насколько жалоба соответствует действительности. Иногда бывает, совсем не соответствует.

— Сейчас зимой много жалоб на расчистку дорог, бывает, звонят, мол, не почищено, приезжаешь на место, а там даже дома нет. Фотографирую, связываюсь с заявителем, объясняю, что муниципальный подрядчик чистит снег только в жилом секторе.

Рабочий день начинается в восемь утра, но в кабинете приходится сидеть редко.

— Вчера, например, я решал вопросы в администрации и в УГХ. Потом у меня был «трудовой десант» — со школьниками чистили памятник перед праздником. Да, вот этой самой лопатой.

СНАЧАЛА ОСВЕЩЕНИЕ

Основные проблемы вверенной территории, по словам Валерия Крапивина, в данный момент — это расчистка дорог, летом будет их благоустройство. Второй значимый вопрос — освещение.

— Если Краснояр, Мариинск, Ледянка еще хоть как-то освещены, то в остальных поселках просто мрак. В Емелино долгое время отключено наружное освещение. Раньше этим занимались РЖД, потом, когда поселок передали Ревде, железнодорожники свет отключили. Сейчас нужно, чтобы муниципалитет принял на баланс это все хозяйство, поэтому нужно посчитать, сколько там чего. Поставить счетчик и датчик. Так что пока вы с жителями общаетесь, мы со старостой посчитаем все, что есть. А еще очень много вопросов по газификации задают.

Раньше Емелино был железнодорожным поселком. Сейчас РЖД почти устранилась от жизни здесь. А вот поезда в большом количестве остались. Фото Владимира Коцюбы-Белых

ДОРОГИ НЕТ

В Емелино мы едем по «стратегической» дороге — так называет ее глава. На самом деле, это технологический проезд железнодорожников. Другой относительно нормальной дороги до Емелино просто нет.

— Она нормальная-то только зимой, летом тут совсем худо. Но здесь ничего не поделаешь, это собственность РЖД, нам не дадут эту отсыпанную грунтовку привести в порядок. Проблема с дорогой здесь пока совсем не решаемая.

Если делать заезд с федеральной трассы, где сейчас будет четыре полосы, надо строить развязку, и это вопрос уже не местного, а, как минимум, регионального значения. Если строить дорогу через Гусевку, это просто колоссальных денег будет стоить, муниципалитет такое строительство явно не потянет. Так что это очень сложный вопрос.

О ПОЖАРНОЙ ДРУЖИНЕ

Пока едем, вспоминаем про то, что недавно на приеме у депутатов жители задавали вопрос по поводу того, что в Мариинске нет пожарной дружины.

— Как нет? Куда она делась? — удивляется Валерий Крапивин. — У меня полный комплект. Трактор, правда, достался мне в нерабочем состоянии, но этот вопрос в данный момент уже решается. Есть автоцистерна, оборудование. Плюс дружины у меня есть в каждом поселении. Это на тот случай, если люди опять к депутатам пойдут с вопросами.

Еще глава вспоминает о другой проблеме территории — аварийное жилье.

— Рассветная, 7. Там живет одна семья из трех женщин, все мужчины на СВО. В их адрес поступила жалоба, что они снег не чистят перед домом. Ну, просто не в курсе, что, во-первых, мужчин нет, во-вторых, проезд там муниципальный, поэтому претензии вообще не к ним. Но эта история с хорошим концом — им дают новое жилье, они уже в город съездили, квартиру посмотрели, который жилищный отдел им выделяет. Вроде, все понравилось.

РАССЧИТЫВАЕМ ТОЛЬКО НА СЕБЯ

В Емелино нас встречает староста Николай Чуняев. Он родился здесь и даже окончил первый класс. Потом родители переехали в Ревду.

Сейчас Николай Александрович работает в ГАЗЭКСе, в поселке бывает наездами — два дня здесь, два дня в городе.

— Раньше здесь железнодорожный поселок был, поменьше он тогда был, сейчас немножко поднастроили. А вообще про Емелино наш краевед Сергей Новиков писал, так что книжки читать надо!

Поселок отличается от тех, что мы привыкли видеть. Он маленький — здесь всего три улицы, нет навороченных коттеджей, и кажется, жизни толком тоже нет. Постоянно здесь живут четыре семьи, остальные обитатели ездят в Ревду и Екатеринбург.

На вопрос, не страшно вот так, почти в лесу, без внятной инфраструктуры, староста смеется:

— Вот раньше дороги совсем никакой не было, вообще не страшно было. А сейчас едет, кто не попадя…

Николай Чуняев и Валерий Крапивин начинают считать светильники, опоры и измерять расстояние между ними. Попутно Николай Александрович рассказывает о поселке.

— В этом доме я раньше жил, там казармы железнодорожные были. А еще раньше приезжала лавка, торговали с колес, а еще вагон-клуб — кино показывали. Здесь вот живет бывший декан химфака УПИ. Сейчас на пенсии.

— А вообще стариков много, которым надо помогать?

— Ну, Тихоновна, ей за восемьдесят, вот ей помогаем. В магазин, например, когда съездить надо.

— Привозите, что закажет?

— Зачем, сама в машину садится, да поехала до города.

— А вообще живете здесь дружненько?

— В основном, да. Бывают, правда, новенькие приезжают, ведут себя неправильно. Но, в основном, дружно живем. Здесь по-другому нельзя, потому что, случись что, тут можем только друг на друга рассчитывать.

Староста Николай Чуняев меряет расстояние до подстанции. Он единственный, кто оделся так, что можно ползать по пояс в сугробах. Фото Владимира Коцюбы-Белых

ДВЕРИ МОЖНО НЕ ЗАКРЫВАТЬ

К нам присоединяется Егор Никонов. Живет в Екатеринбурге четыре дня, работает там в «Водоканале̓». Говорит, если не работает, дома сидеть вообще не может — тянет сюда, в тишину, лес.

Егор, несмотря на ледяной ветер и ощутимый холод, ходит с нами по улице без шапки и в расстёгнутой куртке. На наше замечание, что на него даже смотреть холодно, улыбается и говорит, что он закаленный морж. Но куртку все-таки застегивает.

Его дом прямо рядом с железной дорогой. Говорит, к поездам привык, вообще не слышит. Зато раньше, например, ориентировался по звуку, когда приходила электричка.

А еще свой дом Егор не закрывает. На вопрос, почему, улыбается:

— Кому надо, все равно залезут, еще и дверь сломают, а так хоть дверь целая останется. Да у нас тут так-то спокойно.

Егор — один из участников добровольной пожарной дружины. На его памяти дома здесь горели дважды.

— Здесь есть пожарный водоем, — говорит Егор. — И за ним, кроме меня, никто не следит. А он зарастает. Поэтому я его вырубаю сам, потому что понимаю, насколько он важен для нас, ведь ни одна пожарная вовремя к нам не приедет. Помню, когда два года назад тут был страшный пожар, до нас даже пожарный поезд не смог добраться.

ЦЕМЕНТ БУДЕМ ВОЗИТЬ НА ЭЛЕКТРИЧКЕ

Вадим Анкудинов живет здесь второй год. Тоже житель Екатеринбурга влюбился раз и навсегда в Емелино, несмотря на все его проблемы.

— Мы много посмотрели мест, когда дачу выбирали, но у этого поселка какая-то аура своя. Поэтому захотели здесь дом купить.

Говорит, что для него самой большой проблемой стало отсутствие нормальной дороги.

— Я вот еще не закончил строиться и это просто большая беда. Перевозчики, те, кто знает, что у нас тут вообще нет дороги, просто не соглашаются сюда ехать. И вот как стройматериалы доставлять? Я иногда думаю, а если железная дорога запретит по их проезду ездить, то вот как мы будем? Цемент будем в электричке возить, видимо.

Валерий Крапивин и Егор Никонов измеряют расстояние между опорами наружного освещения. Обыкновенной рулеткой, так как цифровая отказалась работать. Фото Владимира Коцюбы-Белых

БЫВАЕТ ВСЯКОЕ

Передвигаясь по почти безлюдным улицам, думаешь, что Емелино — это идеальная локация для какого-нибудь скандинавского хоррора: людей мало, пространство ограничено, даже собачьего лая не слышно. Не хватает только внезапного появления диких животных. Кстати, как тут с ними?

— Видел косулю, — вспоминает Николай Чуняев, — я дрова во дворе колол, она выбежала, ее собаки дикие выгнали из леса. Медведей не видел, даже их следов.

Валерий Крапивин рассказывает, что медведей зато полно в соседней Ильмовке, где много брошенных домов с заготовками в погребах.

— Бабушки местные рассказывают, что ходят они там, погреба разоряют. Но зато пока еще есть, что разорять в Ильмовке, Емелино в безопасности.

Спрашиваю у Николая Чуняева, чем вообще здесь заниматься старосте, когда толком ни людей, ни животных.

— Ну, я все время должен за порядком следить, быть на связи с главой и участковым…

— Участковый к вам тоже ездит? Почти не видите его, наверное, место-то тихое…

— Ну, как тихое… Жил тут у нас один, потом пропал. Мы думали, что он просто переехал. А потом приехал новый житель, купил один из домов и начал на его месте новый строить. Полы-то вскрыл, а там труп этого, пропавшего, лежит, в покрывало завернутый. Так что, всякое у нас тут бывает…

Комментарии
Авторизоваться