Яндекс.Метрика
Автор:
Андрей Агафонов
Истории

Филипповы чувствуют дерево. Как семья из Ревды открыла свою столярную мастерскую

Татьян и Владислав работают с деревом. Но в их случае это не просто грубый материал. Это предмет искусства

26 июля 2021
1852

Когда говорят о бизнесе и дереве, то почему-то сразу на ум приходит лесопилка. Или большой цех, где заготавливают брусья и доски под строительство. В истории Татьяны и Владислава Филипповых все совершенно по-другому. Они тоже работают с деревом. Но в их случае это не просто грубый материал. Это предмет искусства, который нужно просто обрамить, придать ему практичную форму и немного украсить. Основную работу сделала природа.

Владислав и Татьяна Филипповы запустили работу своей семейной мастерской три года назад. Правда, где-то год они учились работать со станками и продвижению продукции в социальных сетях. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Основа производства

Бережное отношение к дереву ощущается даже в названии проекта, который Татьяна и Влад запустили два года назад. Они открыли семейную столярную мастерскую «Fiilwood». Fiil — от фамилии Филипповы, а удвоенная i — это референс на английское слово «feel», что переводится как «чувствовать». Wood — это дерево. Получается «Филипповы чувствуют дерево». Красиво, правда?

Мастерская расположилась прямо в их доме. А именно — в гараже. Здесь, в углу, стоит фрезерный станок с числовым программным управлением. С него все и началось.

— У меня был бизнес, — рассказывает Влад. — Я его продал, и надо было чем-то заняться. А меня всегда к дереву тянуло, хотелось что-то из него делать. Ну я и подумал — почему бы нет.

— Я бы еще добавила, что у Влада руки под это, скажем так, заточены, — говорит Татьяна. — У него получается, он понимает, как с этим работать. Технический склад ума. А еще — он делает все с любовью. Это важно.

— В общем, увидел станок с ЧПУ, приобрел и просто начал от него плясать, — продолжил Влад. — По факту, от него все и выросло. Он стал основой производства.

— Ты мне долго не говорил, что купил станок.

— Да я его просто выбирал.

— Ага, а потом сказал мне: «Ладно, заводи инстаграм», — улыбается Татьяна. — Я его идею сразу поддержала. И начала изучать, как работать в социальных сетях.

Первый год и Таня, и Влад осваивали свой бизнес. Муж учился работать на станке, экспериментировал, ломал фрезу за фрезой, но не останавливался и открывал новые возможности. Жена в это время создавала страничку в социальных сетях, проходила курсы по СММ-продвижению и таргету (эти сложные слова относятся к рекламированию и продаже товаров через интернет). В общем, учились вместе.

— И до конца все еще не изучили, — констатирует Влад. — Там куча возможностей. До сих пор проводим эксперименты, но в свободное время.

— Если бы я сломал столько фрез, то, наверное, бросил бы это дело и переключился на что-то другое, — добавил я от себя.

— Бросить и продать станок у меня даже мысли не было, — отрезал Влад.

Первый заказ

Обязанности в семейной мастерской четко разделены. Влад — главный исполнитель. Татьяна — приносит идеи и реализует товар.

— Я помню наш первый большой заказ, — улыбается девушка. — Это была блогер из Санкт-Петербурга, у которой более миллиона подписчиков. Я у нее училась продвижению в соцсетях, и она как-то раз дала практическое задание — нужно было предложить идею, на чем может заработать блогер. Мы тогда делали из фанеры небольшие фигурки — новогодние игрушки для елочки. Ну я их и предложила. Потом ее менеджер связалась с нами и заказала у нас сто наборов (в каждом по пять игрушек). Ох, как это было круто и волнительно. Мы все сделали, отправили, и она продала их за три дня!

Абсолютно все изделия Влад делает в мастерской, оборудованной в гараже их частного дома. Места маловато, признаются ребята. Надо строить новое производственное помещение. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Кстати, художественного образования у ребят нет. Хотя все эскизы, дизайн они рисуют сами. Талант, что тут скажешь. А откуда берутся идеи? Есть такой интернет-сервис «Пинтерест», где хранится просто миллиард фотографий всего и всех.

— Если открыть мой телефон, там миллион скриншотов (снимков экрана) того, что мне нравится, — показывает Таня. — А еще у нас крутые клиенты, которые сами приносят свои идеи. Мол, сможете так сделать? Я Владу покажу и он такой: «Конечно». И делаем. Потом мы готовый продукт выставляем в инстаграм, люди смотрят, заказывают. Так ассортимент и растет.

Ясень лучше сосны

Сейчас дерево стало неотъемлемой частью жизни Филипповых. Ведь чтобы из него что-то изготовлять, надо его изучить. Татьяна признается, что раньше вообще не разбиралась в разных видах дерева. Теперь же даже на ощупь может отличить дуб от ясеня.

— Я не люблю сосну, — признается Влад. — Она очень мягкая, хрупкая. Пальцем ткнул — и дырка осталась. Но с ней мы тоже работаем. Делаем разные рейки, какой-то декор. К тому же, она не дорогая — всего 15-18 тысяч рублей за кубометр.

— Бук стоит 45 тысяч, ясень — 80 тысяч, дуб — 95 тысяч, термоясень — 120 тысяч за куб, — живо перечисляет Таня. — Это основные породы деревьев, с которыми мы работаем. А американский орех, к примеру, 600 тысяч за куб.

— У меня дощечка одна лежит, — с хитрым прищуром отмечает Влад. — Я купил себе палисандр. Это такая тропическая древесина. Куб стоит 896 тысяч! Одна дощечка — в районе 6 тысяч. Он в два раза крепче дуба.

Татьяна в этом время достала несколько деревянных менажниц. И видно, что они сделаны из разных пород дерева.

Филипповы работают с разными породами дерева — дуб, ясень, орех. Фото «Fiilwood»

— Смотрите, это американский дуб. Его легко отличить от европейского. У него розоватый оттенок. И если ногтем провести по дереву, то ничего. А на сосне остался бы след. Чем дороже порода, тем она надежнее.

— Мое самое любимое дерево — это ясень. И термоясень, — говорит Влад. — Он когда не покрыт ничем, такой непримечательный. И очень темный, почти черный. А когда покрываешь маслом, он прямо красивый.

Но чаще всего Филипповы работают с дубом и буком. Дерево покупают в Екатеринбурге. Для этого они объехали несколько мест, и нашли одно, где самые оптимальные цены и хорошая древесина.

Телефон — основной рабочий инструмент Татьяны. Там и общение с клиентами, и поиск вдохновения. Фото Владимира Коцюбы-Белых

— Изначально я боялся покупать что-то, кроме сосны. Это казалось так дорого, — признался Влад.

— А потом я узнала, что спилы можно покупать через инстаграм на аукционах. Их присылают из Краснодарского края. Ясень, акация, карагач. Один слэб (широкий продольный спил) у нас стоит 8 тысяч, а там можно купить два за 1200. Поэтому можно покупать выгодное дерево и помимо сосны.

Инстаграмная тема

Ассортимент продукции в семейной мастерской все время растет. Очень популярными стали менажницы — это однопорционное блюдо с несколькими емкостями и одним основанием. То есть, это такая тарелочка, в которую можно положить несколько блюд, не смешивая из них. И она — из дерева. Ребята такие делают, к примеру, из европейского дуба.

Менажницы с рисунком из эпоксидной смолы. Фото «Fiilwood»

— Первые пять менажниц мы сделали под кофе. И их раскупили за день! — рассказывает Таня. — Это сейчас такая модная инстаграмная тема. Менажницы очень красиво смотрятся в кадре, например, когда ты красиво сидишь и завтракаешь.

Делают ребята и детские менажницы. А еще — разделочные доски, посуду, крышки, подставки под яйца, сувенирную продукцию, шкатулки, полки, шафчики, столы и стулья, экраны для батарей, часы и даже детские кроватки. И это не предел.

Винный столик. Фото «Fiilwood»

— Сейчас самый ходовой товар — это винные столики. В каждом есть отверстия для бутылки, для бокалов, менажницы. Их часто дарят на свадьбы, на дни рождения. Столики выглядят очень стильно. Опять же, для инстаграма, для фотосессий. Делаем и пивные столики.

География клиентов мастерской также растет с каждым днем. Продукция Тани и Влада есть уже в Анапе, Санкт-Петербурге, Москве, Тобольске, Ханты-Мансийске, Ирбите и многих других городах. Часть товара уехала даже в Казахстан.

— Странные заказы бывают часто, — признается Таня. — Один раз я долго не могла понять, чего хочет женщина. Она мне рисует эскиз, а он какой-то странный. Потом оказалось, что ее дочка очень любит бантики и резинки. И вот эта конструкция с выемками, чтобы туда их размещать. Я себе потом такую же сделала.

Пивной столик. Фото «Fiilwood»

Маслом дерево не испортишь

Вся посуда из дерева, которую изготавливают Филипповы, обязательно обрабатывается маслом. Каким именно — ребята долго выбирали.

— Сначала использовали льняное масло, — поясняет Влад. — Но у него немного рыбный запах. Начали перебирать разных производителей масел с воском. Остановились на трех — Осмо, Мартьянов и Гаппа.

— Любое дерево надо со временем обрабатывать, — добавила Татьяна. — Я его сравниваю с руками. Если не ухаживать, кожа потрескается. Дерево тоже засыхает. Его надо холить и лелеять. Нельзя оставлять в воде в раковине, в посудомойке мыть нельзя. Даже деревянную разделочную доску надо периодически обрабатывать маслом.

Разделочные доски. Фото «Fiilwood»

Недавно Татьяна начала работать с эпоксидной смолой. Из нее можно делать украшения, кулоны, расчески, элементы декора. Ее можно наносить также на разделочные доски и менажницы. И да, это безопасно.

— Я за здоровый образ жизни. И не дай Бог как-то навредить людям нашей продукцией, — уточняет Таня. — Если мы берем смолу, то только с сертификатами и возможностью фут-контакта. Тоже самое с маслом и клеем для древесины. У нас и упаковка картонная — экологичная.

Ставка на бизнес

В мастерской у ребят всегда порядок. Ну, такой, который вообще возможен при производстве изделия из дерева. Рядом со станком стоит компьютер. На нем Влад выполняет эскизы.

— Проектирование идет в одной программе. Там рисуется эскиз. Потом он сохраняется в определенном файле и отправляется другую программу, на которой работает станок. Учиться всему этому тоже пришлось с ноля. Сначала была проблема с заказами, когда человек говорит — нашел картинку в интернете, надо повторить. Это сложно было нарисовать, пока не появился хороший графический планшет. С ним проще. Я как-то раз на компьютере одну мышку 4 часа отрисовывал. На планшете я бы это сделал за 5 минут.

Еще в мастерской есть аппарат, чтобы собирать опилки. Рейсмус, который выравнивает доску. Фуговальный станок, который делает ровные плоскости. Пильный, сверлильный и шлифовальный станки. Есть торцовочная пила, которой можно пилить под разными углами. Лазерный станок для гравировок. Есть токарный станок, но его Влад еще не освоил.

— Сегодня мы делаем крышки для свечей — это заказ одной компании из Екатеринбурга, — рассказывает о ближайших планах Татьяна. — Влад еще доделает доску, винный стол. Экран, наверное, начнет делать. Впереди точно есть детская кроватка-домик.

— Большую мебель на производство стараемся не брать — у нас просто нет для этого места, — добавил Влад. — Мы планируем построить новое помещение. Сто процентов надо расширяться. А в эту мастерскую переедет Таня со смолой.

Пока ребята делают большие ставки на свой бизнес. Оно понятно — прибыль есть, она растет. А главное — они живут своей работой. Делают с душой.

— Я полюбила нашу мастерскую, — признается Татьяна. — Хотя сначала не понимала. Для меня фанера была «вау»! А сейчас — ну такое. Я обожаю наши работы. Могу смотреть на доску и понимать, какая она красивая. Все эти узоры, золотые переливы... Особенно фактура идет, когда маслом покрываешь. Могу сказать точно — я совершенно по-другому стала относиться к дереву. Как к чему-то родному.

Комментарии
Авторизоваться