Яндекс.Метрика
Автор:
«Ревдинский рабочий»
Интервью

«Стать космонавтом? Попробовал бы». Наивные вопросы ревдинцу Александру Семёнову, который работает с космосом

Интервью с инженером Уральского оптико-механического завода, подготовленное юнкорами.

13 апреля 2021
110

Юнкоры «Кактуса» с инженером Александром Семёновым. Фото ДИЦ «Спектр»

В канун 60-летия полета Юрия Гагарина юнкорам газеты «Кактус», которую делают ребята из детского информационного центра «Спектр» (ЦДО), удалось побеседовать с ревдинцем, чья жизнь связана с космосом. Александр Семенов — инженер Уральского оптико-механического завода, руководитель программ, в том числе и по линии космических разработок. Вопросы задавали юнкоры Ксения Хасанова, Мария Шараева, Фидан Валиева, Павел Диденко

У меня был прекрасный учитель физики

— Александр Евгеньевич, почему вы выбрали профессию инженера?

— Просто склонность была к физике, поэтому учился в старшей школе в физико-математическом классе, потом поступил на физический факультет, потом проходил практику на оптико-механическом заводе и пошел туда работать. Больше 20 лет уже в профессии.

— Существует ли человек, благодаря которому вам стала интересна тема космоса?

— Я учился в школе №5 Первоуральска. У нас был замечательный учитель физики Григорий Григорьевич Жилин — просто учитель от Бога. Потом он был моим классным руководителем. Помог мне в сложный подростковый период, сказал пару правильных слов, чтобы я взял себя в руки и закончил среднее образование, потом получил высшее.

— А хотели ли вы в детстве стать космонавтом, связать жизнь с космонавтикой?

— В моем детстве многие дети мечтали быть милиционерами, пожарными, ну и космонавтом в том числе, да.

— Если бы вам сейчас предложили полететь в космос, полетели бы?

— Я уже знаю, какая сложная подготовка предстоит такому кандидату, и сейчас я бы подумал. Но, наверное, я бы пошел. Не факт, что я бы с этим справился, но я бы попробовал.

На «Союзах» стоят приборы нашего предприятия

— Доводилось ли вам когда-нибудь бывать внутри космического корабля?

— Я был на тренажере станции «Мир», на тренажере МКС бывал, на тренажере космического корабля «Союз» — на этом корабле космонавтов в наши дни доставляют на орбиту. На этом корабле стоит прибор нашего предприятия, который спроектирован коллективом нашего конструкторского бюро. А в Центре подготовки космонавтов стоят тренажеры для обучения работе на этих приборах.

— О каком приборе вы говорите?

— Этот прибор служит для визуального контроля стыковки со станцией. Дело в том, что на орбите корабль находится в свободном падении, он на космической скорости летит по орбите и его ориентация может меняться во всех плоскостях. Задача космонавта — корабль выровнять так, чтобы попасть в нужную точку. Космонавт с помощью нашего прибора по определенным мишеням визуально контролирует положение корабля и с помощью органов управления двигателями меняет ориентацию при необходимости.

— Разве стыковка не происходит автоматически?

— Конечно, всё делает автоматика. Но иногда, если что-то случается с ней, космонавт вручную по нашему прибору должен суметь пристыковаться. Это визуальный прибор, грубо говоря, прицел.

— Вы когда-нибудь лично видели космонавтов?

— Да, в Центре подготовки космонавтов. Доводилось встречаться с Сергеем Волковым, с Юрием Онуфриенко. Однажды присутствовал в комиссии по аттестации экипажей, там был полный зал космонавтов.

— Что нужно, чтобы стать космонавтом?

— Вот интересный вопрос. Я тоже в детстве думал, как космонавтом-то стать. В советское время космические отряды набирали из летчиков-испытателей, из военных, людей в погонах. Сейчас в составе экипажа есть сотрудники «Роскосмоса», работники РКК «Энергия». По-прежнему бывают военные и летчики. Видимо, в летных училищах, в определенный момент предлагают вступить в отряд космонавтов. Ну, а если есть деньги, то можно туристом полететь.

О предприятии, где работает Александр Семёнов

Уральский оптико-механический завод работает в Екатеринбурге с 1941 года (эвакуирован из Москвы). Завод с 1960-х годов задействован в программе по исследованию космоса — производит визуальные приборы для космических пилотируемых кораблей и орбитальных станций. Также предприятие выпускает приборы для самолётов, морской техники, медицинские аппараты, светодиодную технику.

Маловероятно, что Марс заселят

— Александр Евгеньевич, знаем, что вы увлекаетесь марками. Собственно, благодаря вашему увлечению и участию в прошлогоднем флэшмобе, посвященном 60-летию полета Белки и Стрелки, мы о вас узнали. Как давно у вас это увлечение?

— Пик увлечения был все-таки в школьные годы. Сейчас у меня альбомы лежат в кладовке, и мы их достали год назад по случаю этого флэшмоба. Достали, сфотографировали и выложили. Неожиданно это вызвало большой интерес. В данный момент, я приобретаю марки от случая к случаю. Крайний раз покупал летом, когда был в Центре подготовки космонавтов в Звездном городке. У них есть тематические наборы, купил несколько.

— На космическую тему есть у вас марки?

— Да, конечно. Например, марка в честь 30-летия запуска советского спутника, наборы, посвященные полетам разных экипажей. Есть марки в честь орбитальных станций, например, «Салют-4», «Салют-7». Целая серия марок посвящена международным экипажам, когда советские космонавты вместе с американцами, французами, чехами, монголами летали на наши космические станции. Есть современные марки, например, с изображением «Azerspace-1» — первого азербайджанского спутника связи.

Часть коллекции марок Александра Семёнова. Фото ДИЦ «Спектр»

— Какое, по вашему мнению, самое главное достижение в космонавтике за последние 50 лет? 20 лет? 10 лет?

— Если взять 50 лет, то, наверное, это орбитальные станции, которые построил Советский Союз. Если брать 20 лет, то это МКС — большой проект, очень серьезный. За последние 10 лет, наверное, новые ракетоносители, которые еще испытания проходят.

— Что вы думаете об экспедиции на Марс, которая возможно состоится в 2024 году и будет организованна Илоном Маском? Вы думаете это возможно, что люди будут жить на Марсе?

— Маловероятно, что Марс заселят, там пригодной атмосферы нет. Но какие-то станции могут появиться, почему нет. Насколько это экономически оправдано, тоже затрудняюсь сказать, есть ли в этом какой-то практический смысл. А именно из любознательности, очень даже интересно.

— Верите ли, что существует жизнь на других планетах?

— Я, думаю, что существует. Почему нет, космос очень большой. И наши телескопы не до всякой звезды еще могут дотянуться, но даже то, что могут охватить имеющиеся средства наблюдения, подтверждает, что есть планеты, со схожими климатическими условиями.

Хотите узнавать новости Ревды раньше всех? Подписывайтесь на наш телеграм-канал.
Комментарии
Авторизоваться