Яндекс.Метрика
Автор:
Владимир Коцюба-Белых
Автор:
Ольга Вертлюгова
Подробности

Ревдинское село хотят встряхнуть стариной

Предприниматель Игорь Черноголов превращает Мариинск в туристический центр для желающих пожить, «как у бабушки»

22 января 2021
1130

Кажется, Мариинск вытянул «счастливый билет» — кардинально преобразить его решил известный на Урале и далеко за его пределами предприниматель Игорь Черноголов, президент группы компаний «Пенетрон-Россия». Мы узнали, почему уральский бизнесмен-промышленник решил вложить миллионы в старые дома и
как Мариинск превращается в невероятный бизнес-проект.

Игорь Черноголов надеется, что проект «Мариинские избы» станет популярным у людей среднего возраста, которым захочется в полной мере окунуться в мир деревенского быта. Сам предприниматель уже 15 лет живет в Мариинске и возвращаться в город не собирается. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Пожить «как у бабушки»

Игорь Черноголов встречает нас у будущего хостела проекта «Мариинские избы». Здание бывшего магазина сейчас украшает огромный баннер со старинными фотографиями села и контактными телефонами, по которым могут связаться не только те, кто хочет пожить в селе, но и те, кто готов сотрудничать.

— Мы выкупили этот старый магазин, — рассказывает Игорь Черноголов, проводя для нас экскурсию по помещению, в котором вовсю орудуют строители. — Здесь у нас будет мини-хостел на три номера, сделаем кухню, туалет. Вот здесь ресепшн для всей будущей этнодеревни. Почему выбрали это здание? Сюда приводит навигатор многих телефонов. При этом магазин мы оставляем, потому что люди к нему привыкли, единственное, что мы его переоборудуем, сделаем более цивильным. Плюс там будут продаваться местные продукты, которые будет производить наша ферма.

По словам Игоря Черноголова, желающих отдохнуть в Мариинске уже много. Пока удовлетворить все заявки не получается — для проживания практически готовы только три дома, но к лету их количество может увеличиться.

На восстановление каждого дома уходит до 3 млн рублей. Но такие расходы предпринимателя не останавливают, поскольку, по его мнению, дом с историей лучше, чем новодел. Фото Владимира Коцюбы-Белых

На наш вопрос, неужели есть спрос на такой вид отдыха, улыбается:

— Конечно. Мы же не просто продаем тишину, свежий воздух и экологию. Здесь масса любопытного. Можно совершать туры, в том числе на Платониду, на снегоходах, джипах, лошадях. Трехразовое питание пока в трапезной храма, который тоже я строил вместе с другими благотворителями. Будем устраивать народные гуляния. Прокат беговых лыж, коньков. Правда, на коньках пока покататься можно только на пруду, но не исключено, что потом сделаем полноценный каток. Еще хотим горнолыжный курорт организовать. И много других активностей для всей семьи.

Своими гостями Игорь Черноголов видит людей 30-40 лет, у которых еще нет своего дома, но они хотят пожить семьей на природе, «как у бабушки», но самостоятельно.

Где я ещё такое место найду?

Сам Игорь Черноголов живет в Мариинске уже 15 лет. Говорит, желание уехать из города появилось, когда его семья ждала второго ребенка:

— Тогда меня потянуло к земле. Решил, что надо ехать на природу, искать дом. Здесь, в Мариинске, у меня жил товарищ, который пригласил к себе. Я приехал и обомлел — как классно! Но далеко. Это остановило. Решил объехать все в радиусе 120 км от Екатеринбурга. За три месяца посмотрел все деревни. Но на душу ничего не легло так, как Мариинск. Купил дом, начал жить. Мне очень все нравилось. Правда, был период, когда думал, что уеду, потому что у меня бизнес по всей стране. Хотел переехать в Москву, но дом было жалко продавать — где я еще такое место найду? А потом началась пандемия, я здесь пожил четыре месяца, никуда не ездил, а куда энергию-то девать? У меня загорелось именно здесь сделать экодеревню. Сначала думал открыть глэмпинг (комфортно организованный отдых на природе — ред.). Но потом подумал, что лучше покупать готовые дома, потому что они старинные, с землей — по цене, вроде, получалось то же самое. Пошел по такому пути. Правда, в итоге старинные дома вышли дороже, чем модный лагерь, так как ремонт и реконструкция стоят огромных денег. Каждый дом покупаешь от 1 до 2 млн рублей плюс в него нужно вложить еще миллиона три.

Во дворах домов можно обнаружить много старинных предметов. Все они после реставрации либо размещаются в обновленных избах, либо попадают в музей Мариинска, который также организовал Игорь Черноголов. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Как говорит предприниматель, в селе сохранились пять старых домов, возраст которых около 100 и даже больше лет. Три из них уже принадлежат ему.

— Люди очень неохотно здесь продают дома. Им нравится это место, и я их понимаю, — говорит Игорь Черноголов.

— А сколько планируете купить домов? — спрашиваем мы.

— Сколько будет.

Крытые дворы и что в них будет

Дом №1 на улице Спартака довоенной постройки — один из тех, кому повезло получить вторую жизнь.

— Если честно, он был в таком состоянии, что хотели его под снос, — рассказывает Игорь Черноголов. — Все такое кривое, косое было, но потом решили все-таки восстановить. Несколько месяцев ушло на реставрацию.

В крытом дворе нас встречает огромное бревно, диаметром почти в человеческий рост.

Эту старинную тумбочку Игорь Черноголов нашел в одном из домов. Сначала хотел выбросить, но затем отреставрировал. Сейчас она отправится в один домов. Фото Владимира Коцюбы-Белых

— Представляешь, какие бревна мне привозят? — говорит Игорь Черноголов. — Сейчас таких деревьев-то нет. Вот это сосна и ей лет 250, не меньше. А в округе сегодня растут деревья, которым по 60-80 лет. А еще этим летом я чистил дно русла, вытаскивал много старых бревен лиственницы. Штук 50 вытащил. Потом будем что-то делать с ними, видимо, как-то обыгрывать в интерьере. Это лиственница, которая пролежала в воде лет 200-300. И эти бревна огромных размеров, могу предположить, что им, возможно, вообще лет 500.

Новый хозяин дома рассказывает, что крытые дворы сохраняет везде, потому что это особенность местных домов.

— Раньше понятно для чего был нужен крытый двор — тут и скотину держали, и какие-то инструменты, утварь, удобства опять же были здесь. Что будет сейчас в этих крытых дворах? — интересуемся у Игоря Черноголова.

Еще один старинный дом, который начинают реконструировать. Фото Владимира Коцюбы-Белых

— Мы сохраняем их как элемент интерьера, также здесь будут предметы обихода, которыми раньше пользовались — телеги, сани, косы и что-нибудь еще в этом духе. Найти можно много чего — в каждом доме, который мы купили, что-то оставалось. Мебель вначале думал всю купить в «Икее», но затем оказалось, что много чего сохранилось. Поэтому — зачем, если я могу аутентичную мебель взять, отреставрировать? Деньги получатся те же, но мебель будет с историей.

Сохранить по максимуму

По проекту, все дома делают максимально приближенными к тому виду, в каком они были, когда их только построили.

— Сохраняем все — текстиль, цвет потолка, пола, стен, структуру штукатурки, — рассказывает Игорь Черноголов. — Потолки старые низкие оставили. Знаешь, почему их такие делали? Во-первых, сохраняли тепло, во-вторых, заходили в дом с уважением — кланялись. Потолок во всех избах голубой, пол коричневый. Цвет неба и земли. Стены — мазанка, глиняная штукатурка по дранке. Видишь, она как бы так небрежно сделана, намазана. Ну, не евроремонт же здесь делать? Единственное, материалы все, конечно, современные, безопасные. Текстуру сохранили. Доски все по максимуму оставляли «родные», потому что сейчас найти что-то похожее проблематично. То есть, как было в старину, так все очень бережно реконструируем.

Вот такие бревна подняли со дна обмелевшего водохранилища. Фото Владимира Коцюбы-Белых

С удобствами решили просто — аутентичные туалеты оставляют для антуража, как правило, в том же крытом дворе, а вот современные уборные и душевые сделали в каждом доме. Плюс бани.

Печь как у Емели

У проекта есть важная социальная составляющая — он дает работу местным жителям.

— Мы нанимаем работников и в Мариинске, и в соседних селах, — рассказывает Игорь Черноголов. — Сегодня здесь работает примерно 30 человек. Нам ведь, помимо знатоков традиционных ремесел, требуются и те, кто работают на тракторах, кранах и прочей технике. Главное требование — чтобы не пили.

Еще одна гордость проекта — печник Антон Бегеев, который занимается абсолютно всеми печами и в домах, и в банях будущей экодеревни.

Антон Бегеев в одной из реконструированных старинных русских бань. Фото Владимира Коцюбы-Белых

— Вот смотрите, какая здесь печь — как у Емели, — показывает Игорь Черноголов. — Антон строил ее с нуля, потому что «родная» была разрушена. Хотя печи в домах у всех примерно были одинаковые, потому что, наверное, не принято было в деревне выделяться. Печь у нас большая, здесь можно втроем лежать. Есть полати, голбец или бабий угол — погреб, куда спускалась хозяйка за солениями, варениями. Еще там Домовой живет.

На вопрос, будут ли постояльцы сами топить печи, Антон Бегеев улыбается:

— Вряд ли — без практики это будет трудновато, да и небезопасно. Всем желающим мы покажем, расскажем. Но топить в домах будут все-таки специально обученные люди.

Экоферма и «Город мастеров»

В ближайших перспективах — открытие «Города мастеров», то есть площадки, где любой предприниматель, который занимается народным промыслом, может не только творить, но и учить своему ремеслу.

Печь «как у Емели» появилась в доме №1 на улице Спартака. Сделал ее печник Антон Бегеев. Фото Владимира Коцюбы-Белых

— Хочу открыть кузницу, гончарную и кожевенную мастерскую, мастерскую по изготовлению деревянной мебели и игрушек. Будем проводить мастер-классы по самогоноварению, приготовлению вина, как козу доить, как хлеб печь, как сыр делать, — перечисляет Игорь Черноголов. — Это движуха для туристов. Все можно тут же будет покупать, пробовать. Я хочу полностью построить питание здесь на экологических продуктах местного производства — грибы, ягоды, молоко, яйца, сыр, масло, мясо, дичь. Над магазином, где мы сейчас были, планирую построить второй этаж, где открою кафе с блюдами уральской кухни вот из этих продуктов. Ну, и место под экоферму найти.

То самое время

На вопрос, как относятся к переменам местные жители, отвечает — по-разному:

— Некоторые настороженно, но у некоторых, кто особенно влюблен в это село, когда я начал рассказывать о своих планах, загорелись глаза. И сейчас они меня поддерживают. А вообще, многие с надеждой смотрят на развитие Мариинска.

В строящемся хостеле. Фото Владимира-Коцюбы-Белых

Просить финансовой помощи у государства Игорь Черноголов не намерен, говорит — я же предприниматель. Тем не менее, собирается решить с главой Ревды Ириной Тейшевой несколько технических вопросов.

— По электричеству, по газу, по земле, — перечисляет бизнесмен. — Просто некоторые участки долго не получается оформить из-за пандемии. А я так не могу, мне двигаться надо. Мы уже один раз с Ириной Анатольевной встретились, она пообещала посодействовать. Встречу мы уже назначили, надеюсь, понимания достигнем.

На реализацию проекта «Мариинские избы» Игорь Черноголов отводит три года. А затем планирует его тиражировать не только в нашей стране, но и за рубежом.

Игорь Черноголов: «Будем проводить мастер-классы по самогоноварению, приготовлению вина, как козу доить, как хлеб печь, как сыр делать». Фото Владимира Коцюбы-Белых

— Это будет пилотный проект, который даст понимание, на что обратить внимание в дальнейшем, — рассказывает предприниматель. — Затем подобные этнодеревни можно будет открывать в различных регионах нашей страны, но уже со своими местными особенностями — на реализацию этой части проекта отвожу 6 лет. Ну, а дальше, почему бы не попробовать сделать что-то подобное в Китае или США? Мне кажется, там немало ценителей традиционной культуры местных этносов. Я надеюсь, благодаря моему проекту, люди, наконец, поймут, что жить в городах невозможно, и поймут всю прелесть жизни в деревне, где можно есть натуральную пищу и дышать чистым воздухом. Наверное, сейчас наступило то самое время, чтобы это осознать.

Комментарии
Авторизоваться