Яндекс.Метрика
Автор:
Ольга Вертлюгова
Подробности

Капитальный провал

Почему сегодня в Ревде нельзя отремонтировать дом полностью в рамках программы капремонтов — разбирались депутаты и коммунальщики

20 сентября 2023
328

Капитальный ремонт продолжают вызывать все больше вопросов у ревдинцев. Тариф растет, объемы работ уменьшаются, плюс добавилась нехорошая тенденция — всё больше домов нашего города отправляются на допобследование, что для большинства из них значит исключение из программы. Эти и многие другие вопросы обсудили депутаты, руководители управляющих компаний, Управления городским хозяйством и Фонда капремонтов в рамках комиссии по ЖКХ и муниципальной собственности.

Вот так в прошлом году ремонтировали крышу дома №1 по улице Ковельской. И этот дом стал первым, где пока отремонтировали только крышу. Сейчас таких домов в Ревде гораздо больше. Фото из архива редакции

ФАСАДЫ ДОЛЖНЫ ОСТАТЬСЯ

Напомним, в этом году в Ревде в рамках программы капитальных ремонтов в девяти домах отремонтировали крыши, в одном — инженерные сети и еще в одном заменили три лифта.

Планы на следующий год куда более скромные: в восьми домах — Азина, 67, Жуковского, 17, 23, Карла Либкнехта, 74, 80, Спортивная, 35, Цветников, 25, Чехова, 14, отремонтируют кровли. Семь домов — Максима Горького, 22, Азина, 71 и 73, Жуковского, 19, 21, Мира, 13, Цветников, 34, отправились на дополнительное обследование из трещин на фасаде и фундаменте.

— Впервые у нас ремонт проходит без учета фасадов, — говорит председатель Думы Андрей Мокрецов. — То есть то, что дом прошел капремонт, абсолютно не видно. Это вызывает массу вопросов от жителей нашего города. Основная идея, которая закладывалась при создании Фонда капремонтов, не только проведение самого капремонта, но и улучшение внешнего вида наших микрорайонов. Сейчас мы уже не знаем, что отвечать людям на вопрос «А зачем сдавать деньги в Фонд капремонтов?», если объем выполняемых работ уменьшается, взносы растут, а городская среда не улучшается вообще. Я согласен смириться с тем, чтобы не делать ремонт инженерных сетей, так как многие жители отказывались от этого видал работ. Но фасады должны остаться обязательным условием.

— Эта проблема одинаковая для каждом муниципалитета, — отвечает начальник Западного отдела Фонда капремонта Свердловской области Татьяна Матвейчук. — Например, сейчас активно идут программы благоустройства, но дома, которые находятся в зоне работ в порядок не привели. Сегодня из-за того, что катастрофически не хватает денег, чтобы выполнить весь перечень работ, срок программы продлен до 2057 года. Объясню: если дом пятиэтажный, четырехподъездный, он за всё время действия программы с нынешними тарифами соберет от 3 до 4 миллионов рублей. Этих денег не хватит, чтобы провести ремонт кровли, фасада и отмостки. Также есть проблема состояния инженерных сетей. В начале этого сезона мы предлагали муниципалитетам провести голосование среди собственников и УК, чтобы они провели дополнительное обследование и приняли решение — какие работы нужно делать в первую очередь, исходя из расчета, сколько денег соберут за период программы. Мое мнение — это должны быть конструктивные элементы: крыша, фасад, подвал. Хотя подвал, я считаю, можно было бы сделать и в рамках содержания жилфонда.

НУЖНА ПОМОЩЬ

Татьяна Матвейчук видит два варианта решения проблемы — обратиться за помощью к муниципалитету или предложить собственникам дополнительно увеличить стоимость за один метр квадратный.

— Хотя собственники, наверное, не согласятся, — добавляет тут же представитель ФКР. — Мы и так последний раз тариф подняли больше, чем на 40%.

— Исходя из вашего ответа, я делаю вывод, что программа капремонтов провалилась, — говорит Андрей Мокрецов. — Для того, чтоб сделать ремонт качественно, вы предлагаете нам участвовать либо муниципальным бюджетом, о скудном состоянии которого, вы, вероятно, догадываетесь, а значит, предложение ваше не может быть реализовано, так как целевых средств нет, либо увеличить взносы собственников, что также неприемлемо. Что еще можно сделать, чтобы мы вернулись к началу 2015 года, чтобы у нас были те объемы, которые мы обязались перед людьми выполнять?

— Единственный вариант, помогать софинансированием, — отвечает Татьяна Матвейчук. — Хотя бы в части конструктивных элементов. Либо привлекать ресурсников, чтобы они помогали капиталить инженерные сети. Другого варианта сегодня я вам предложить не смогу.

В доме №27 на улице Спортивная в этом году ремонтировали крышу. Замдиректора УГХ Сергей Филиппов еще во время комиссии неделю назад нашел несколько сгнивших элементов, но подрядчик его уверил, что всё поменяет. Ещё в этом доме во время дождей затопило несколько квартир. Фото Владимира Коцюбы-Белых

БЕЗ ШАНСОВ

Признания представителя Фонда капремонтов точно не порадовали депутатов.

Сергей Воронов согласился с мнением Андрея Мокрецова о провале программы и предположил, что выходом из сложившейся ситуации могло бы стать массовое создание ТСЖ и спецсчетов.

—Если вы скажете, что это нереально, у меня масса примеров — много друзей живет в Екатеринбурге в ТСЖ и я видел, что они делали за свои деньги, — говорит Сергей Воронов. — Они ремонтируют подвалы, сдают их в аренду, получают дополнительный доход.

— У людей есть неверное представление о ТСЖ, — считает Татьяна Матвейчук. — Многие думают, что если они две копейки заплатили, то им за них сделают огромный объем работы. Этого не будет. В рамках ТСЖ и спецсчета можно сделать ровно столько, сколько у вас накоплено. Да, в Екатеринбурге дома несколько новее, чем в Ревде, платежеспособность выше и количество людей больше. Думаю, в вашем городе сдать подвал в аренду смогут немногие. Так что ставить дома в Ревде и Екатеринбурге в одну шеренгу очень сложно и неправильно.

Тем не менее факт остается фактом — полноценный капремонтов, который подразумевает приведение в порядок всех конструктивных элементов и инженерных сетей Ревде больше не светит.

Председатель комиссии по ЖКХ Сергей Филиппов озвучил то, о чем многие догадывались, но не решались сказать:

— Вот сейчас прозвучала информация, что двухэтажный дом может накопить не более 2,5 млн рублей. Этих денег хватит только на ремонт крыши, что в этом году вы и делали. Это простая арифметика. А дальше дом всё — у него нет лимитов, Фонд его вообще не рассматривает.

— Мы же не исключаем его из программы, — начала было возражать Татьяна Матвейчук.

— Нет, но он уже не имеет шанса на ремонт фасада и всего остального, — ответил Сергей Филиппов. — Поскольку сейчас вы проводите ремонт ровно в рамках тех средств, которые дом в состоянии собрать.

Главный инженер УК "Уют" Андрей Соколов говорит, что при обследовании домов эксперты Фонда действуют "на глаз" — увидели трещину, отправляют дом на допобследование. Фото Владимира Коцюбы-Белых

С ТРЕЩИНАМИ — НА ВЫХОД

Еще одна важная тема всплыла во время комиссии — повальное исключение ревдинских домов из программы. Подрядчики Фонда отказываются браться за такие дома, поскольку считают, что несущая способность фундамента недостаточна. В результате дом исключают из программы капремонтов, от него отказывается управляющая компания, а до включения в программу расселения из аварийного жилья вообще непонятно сколько ждать — старая завершилась, новую пока даже не объявили.

И если дом когда-нибудь все-таки признают аварийным, по мнению Андрея Мокрецова, дальше бюджеты всех уровней будут платить за то, что в Ревде будут расселять, в принципе, живые дома, которые сегодня спокойно можно восстановить.
Тут же вспомнили и знаменитый Чайковского, 19, жители которого сейчас всеми силами сопротивляются тому, чтобы их дом признали аварийным. Напомним, в этом доме в конце 90-х продали подвал, хозяин которого снес несущие стены. Работы на этом он прекратил. Уже много лет дом потихоньку разваливался, сейчас трещина достигла огромных размеров. Но жители решили бороться за свой дом и уже провели несколько встреч с администрацией, написали ряд писем.

Между тем, Фонд категорически отказывается восстанавливать несущую способность фундамента.

— Кто следил за тем, что выдали разрешение на строительство там магазина? — задает вопросы Татьяна Матвейчук. — Почему сейчас мы должны брать на себя эти расходы? Да, жители стали заложником ситуации. Но это безответственность той администрации, которая тогда, в 90-х, допустила халатность.

— Таких домов уйма, — отвечает главный инженер УК «Уют» Андрей Соколов. — Например, Чехова, 21, Горького, 22, Мира,13. Там никто не копал, несущие не разрушал. Но на фасаде волосяная трещина. И при обследовании только из-за неё дом убирают из программы.

А вот полноценные капитальные ремонты с полным набором работ Ревде, похоже, сейчас не светят совсем. Фото из архива редакции

ЧТОБЫ ПОНИМАТЬ МАСШТАБ БЕДСТВИЯ

Татьяна Матвейчук объясняет, что есть областной закон 127, в котором четко прописано, что входит в состав капитального ремонта. Усиление фундаментов в перечень не входит. Но тут же оговаривается — в Первоуральске получилось сделать небольшое усиление фундамента, такая практика была, правда, в любом случае, нужно экспертное заключение о целесообразности подобных работ.

Единственное, что порадовало участников комиссии — представитель Фонда капремонтов признала, что на тех домах, где в этом году менялась кровля и при этом была разрушена часть элементов фасада, всё будет восстановлено за счет ФКР.

Итогом комиссии стало решение — порекомендовать администрации провести работу с теми домами, которые были исключены из программы ФКР, разработать системный подход, сделать типовой проект по усилению фундаментов.

— Это нужно, чтобы понимать масштаб бедствия, — говорит Андрей Мокрецов. — Без этого мы дальше вообще не сдвинемся, всё уйдет в говорильню. А после этого мы будем выходить на ФКР и региональное правительство, чтобы представить полную информацию и решать, что делать с этим дальше.

СУДЬБА ПРЕДОПРЕДЕЛЕНА

Сергей Филиппов. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Сергей Филиппов, председатель комиссии по ЖКХ:

— В предыдущие два года три дома Ревды попали на допобследование. Всё, считайте, их нет. Судьба предопределена. И все это уже поняли. И теперь либо люди стремятся любой ценой избавиться от квартир в таких домах. Либо, как на Чайковского, 19 собственники заявили, что не будут подписывать акт о признании аварийным. Пока они его не подпишут, дом будет просто болтаться.

То, что происходит в Ревде с такими старыми домами, приобретает массовый характер. Меня это очень беспокоит. Я начал об этом говорить года три назад, но тогда из программы исключали по одному-два дому. А в этом году уже семь.

Мне кажется, подход экспертных организаций, которые проводят оценку технического состояния, стал чересчур щепетильным. У нас есть дома даже после капремонта, где есть дефекты на фасаде, но люди продолжают в них жить. А сейчас из-за каждой трещинки подрядчики бьют тревогу, опасаясь, чтобы им не вернули дом на гарантийку, не заставили что-то подмазать.

Картина, в итоге, складывается очень нехорошая, потому что доля этих старых домов составляет 70%.

Андрей Мокрецов. Фото Владимир Коцюба-Белых

НУЖНО СНЯТЬ РОЗОВЫЕ ОЧКИ

Андрей Мокрецов, председатель Думы Ревды:

— Пока мы проваливаемся в программе капремонтов, вопросов она вызывает больше, чем нам могут представители ФКР дать ответов. С каждым годом ситуация будет ухудшаться. Это вопрос государственного планирования и регионального правительства, которое должно понимать, в какой ситуации ФКР сейчас оказался. Поэтому представители Фонда должны доносить до властей правдивую информацию.

В муниципалитете денег для того, чтобы помогать ремонтировать дома капитально, нет. Муниципалитет, если решится на помощь в капремонтах, сделает это за счет ремонта дорог или других каких-то своих программ. И это не то решение, которое мы ждем от фонда.

Мы должны снять розовые очки, кассовый разрыв с каждым годом будет всё больше. ФКР будете вынуждены увеличивать срок программы, сокращать объемы, поднимать тариф, пока капремонт совершенно не потеряет изначальный смысл.

Президент, когда заявлял о создании этого Фонда, говорил: мы берем софинансирование с жителей, которые должны вложиться, чтобы начать ценить свой жилищный фонд. Да, мы все предполагали, что проблем гораздо больше, чем мы знаем. Именно для этого создавался ФКР, чтобы он был оператором. Но Фонд почему-то решил, что его роль — генподрядчика, который управляет лимитами, собранными жителями.

Не в этом была задача Фонда. Он должен был решать вопросы, которые не могут решить муниципалитет и УК. Это помощь жителям, которую сейчас они не видят совсем.

Татьяна Матвейчук. Фото Владимира Коцюбы-Белых

ПРОБЛЕМЫ РАСТУТ, КАК СНЕЖНЫЙ КОМ

Татьяна Матвейчук, начальник Западного отдела Фонда капремонта Свердловской области

— Проблем очень много: управляющая компания нормально не следит за домом, администрация не контролирует, подрядчик, который приходит, тоже не все качественно делает. И эти проблемы растут, как снежный ком. При этом все решили, что Фонд капремонта решит эти все проблемы. Нет, нам одним не справиться.

ПОЧЕМУ ПЕРЕСТАЛО ХВАТАТЬ ДЕНЕГ В КОТЛЕ

Возьмем, к примеру, дом №69 по улице Карла Либкнехта. Капремонт здесь делали в 2016 году. В полном объеме — крыша, фасад, подвал, инженерные коммуникации.

Всего ремонт стоил 5 234 438.98 руб. Ремонт крыши — 1 765 177.34 руб., ремонт подвала — 96 238.44 руб., ремонт системы водоотведения — 414 622.50 руб., ремонт системы теплоснабжения — 591 185.90 руб., ремонт системы электроснабжения — 600 538.58 руб., ремонт фасада — 1 600 437.54 руб., разработка проектной документации стоила 64 874.68 руб., строительный контроль — 101 364 рублей.

Сколько заплатят за этот ремонт жители? Всего 854 200.90 рублей, причем выплатили уже 742 151.02 руб.

Как формируется плата дома за капремонт, объяснила на комиссии Татьяна Матвейчук:

— Есть площадь многоквартирного дома. Эта цифра умножается на стоимость за один квадратный метр и на количество лет существования программы капремонта. Вот поэтому в маленьких домах и не хватает денег для того, чтобы выполнить весь перечень работ.

Получается, маленькие дома, которых в Ревде огромное количество, и с которых началась программа капремонтов, уже много лет ремонтируют в долг, оплатить который должны будут остальные участники «котла».

— Например, возьмем небольшие дома по улице Спортивной, — объясняет директор УК «РЭП» Екатерина Зотова. — Двухэтажные, двухподъездные. Максимум 16 квартир. До конца программы такой дом насобирает, в лучшем случае, 2, 5 млн рублей. А ремонт ему уже сделали на 5 млн рублей. Половину то за чей счет будем собирать?

Комментарии
Авторизоваться