Яндекс.Метрика
Автор:
Андрей Агафонов
Истории

Ввязалась в дело. Как Марина Сазанова решила вязать одежду для всей России

Мы поговорили с ревдинской мастерицей о том, какие вязаные вещи предпочитает народ, как одежда обретает характер и какими нитями все это связано

25 августа 2021
796

Вот кто-то одежду шьет. А кто-то — вяжет. Да, это совсем разные процессы и по технологии, и по смыслу. Казалось бы, вязаная одежда давно вышла из моды. Проще в магазин сходить. Но Марина Сазанова открыла свое онлайн-ателье и вяжет изделия не для всех, а для каждого. Мы поговорили с ревдинской мастерицей о том, какие вязаные вещи предпочитает народ, как одежда обретает характер и какими нитями все это связано.

Марина по образованию бухгалтер. И она даже несколько лет поработала по специальности. Но все изменил декрет. В ее жизни появился любимый сын и любимое дело. И они, можно сказать, тоже связаны друг с другом. Фото Владимира Коцюбы-Белых

«Первую жилетку для себя связала в девять лет»

— В какой момент вы поняли, что хотите и можете вязать вещи для продажи?

— Этому поспособствовал декрет. Я сразу подумала, чем же буду заниматься? Сидеть без дела не могу, а просто весь декрет пеленки гладить да борщи варить — это не про меня. Тогда и решила заняться тем, чем увлекаюсь уже очень давно. Вязать я начала в шесть лет. Сначала куклам платишки делала. В девять лет связала себе первую жилетку. У меня всегда был интерес к одежде. Любила читать разные журналы про моду. И даже мечтала стать модельером. У меня был в детстве альбом, где я рисовала модели платьев. Фантазировала, что, когда вырасту, буду участвовать в показах, и обо мне будет знать вся страна. Конечно, со временем мои мечты изменились. В какой-то момент мне очень хотелось быть хирургом. Но желание создавать красивые вещи было всегда.

— Почему именно вязание? Не самое распространенное детское увлечение...

— У меня мама и бабушка вязали. А я смотрела на них, и мне было дико интересно. Мама обучила азам вязания. Дальше я постепенно училась сама — сначала по журналам, по книжкам, потом в интернете. Уже позже подружкам, когда у них дети рождались, вязала комбинезоны. У меня вообще любовь к детским вещам. Обожаю вязать для детей. Со временем перешла и к взрослой одежде.

— Понятно, что вязать для удовольствия — это одно. А вот делать вещь для кого-то за деньги — другое. Помните свой первый оплачиваемый заказ?

— Это был крестильный набор — комбинезончик для ребенка, кардиган сверху, чепчик и пинетки. Он уехал в Санкт-Петербург. Это у меня сестра подруги, с которой в институте училась, собралась к сестре в Питер. Она — крестная. И решила сделать такой вот подарок на крестины.

Чтобы вязать крупные вещи, Марина купила вязальную машину. Она стоит у нее дома. Здесь же девушка и работает. Правда, ей хотелось бы открыть свой офис и набрать коллектив. Фото Ольги Абдаловой

— А в первый раз не было такого, что она попросила связать, но вы не хотели брать деньги? Ну, с непривычки.

— Так и было! Я же люблю вязать, а это подарок. Хотела отдать просто так. Но подруга решила, что любой труд должен оплачиваться.

От увлечения до ателье

— Когда вязание стало, скажем так, бизнесом? В какой момент решили поставить производство на поток?

— Ну, производство — это сильно громко сказано (смеется). В общем, когда я училась, взяла перерыв. Ничего особо не вязала — просто не успевала. А на пятом курсе еще и на работу пошла. Вот тогда и началось. Сначала еще одна моя подруга попросила связать для ребеночка, который вот-вот родится, кеды. Я не отказалась. Тогда мне муж сказал: «Может уже на продажу начнешь шить? Круто же!» А действительно. Вечер повязала, денег заработала. Мысли появились, но я еще не рассматривала их как свое дело. Будучи беременной, связала для своего будущего ребенка комбинезон в виде зайчика. Другая подруга его увидела — хочу такой же, говорит. Свяжи, а я тебе заплачу. Так все и началось. Сначала работало сарафанное радио, потом открыла страницу в «Инстаграм», выкладывала свои изделия туда. И сейчас львиная доля клиентов у меня идет именно через социальные сети. Причем, в основном все заказы идут из Москвы и Питера.

— Вы называете ваше дело «онлайн-ателье». Слушайте, ателье — довольно необычное слово, им сейчас мало кто пользуется. Почему именно такая формулировка?

— Я делаю изделия на заказ по индивидуальным меркам. Клиент сам выбирает состав — нитки, цвет. Все подбираем конкретно под заказчика. У меня нет готовых изделий! Изредка что-то удается связать впрок, когда есть время. Но 90% одежды я делаю чисто под человека.

Комбинезон в виде зайчика, с которого все и началось. Фото Ольги Абдаловой

— То есть вам может написать клиент, которому надо, к примеру, кофту с одним рукавом, и вы это сделаете?

— Конечно. Мне часто присылают картинки. Мол, хочу, чтобы воротник был отсюда, рукава отсюда, спину оттуда. Естественно, я смотрю, можем ли мы по конструкции соединить эти детали. Как это будет выглядеть, какие подобрать нитки. Провожу анализ заказа, исходя из запросов.

Нити одежды

— Вы неоднократно повторили, что надо «подобрать» нитки. Они что ли разные бывает? Не считая цвета.

— Разница есть в составе, в качестве. Взять русский меринос (пряжа из шерсти овечек) и итальянский. Итальянский очень нежный, бархатный, мягкий. А русский, как бумага. Поэтому, в основном, использую итальянскую пряжу, она очень цениться. А я могу уже тактильно определить, где какая пряжа, есть ли в ней примесь синтетики. В наших магазинах такое часто встречается. Мериносовую шерсть прям сильно люблю. Она может использоваться в одежде для маленьких детей, даже новорожденных, потому что гиппоалергенна. Простая овечья шерсть колючая. Но из нее можно связать, например, носки. Они массируют ножки детям. Вообще, составов ниток очень много. Мы о них может говорить часами.

— Где вы берете итальянские нити?

— Собираю во всей России. У меня есть перечень проверенных поставщиков. У незнакомых не беру материалы. Вот мне нужен мне редкий оттенок, какой-нибудь серо-лиловый, я начинаю его искать по продавцам. Все они у меня в «Инстаграме». Кто-то из Екатеринбурга, кто-то из Уфы или Казани. Много хороших ребят. Заказываю я немного. Ровно столько, сколько нужно для конкретного заказа. Так что дома у меня склада ниток нет, не думайте (смеется).

— А как по времени? Вот захотел я свитер. Пришел, мы все обсудили. Что дальше? Сколько нужно дней, чтобы связать заказ?

— Я ищу нужного поставщика. На доставку материалов уйдет около недели. Потом начинаю вязать, где-то 2-3 дня. Потом изделие надо постирать, просушить. В общем, в среднем на один заказ уходит 8-9 дней.

Фото Ольги Абдаловой

Петли и ряды

— Все ваши умения сейчас — это исключительно опыт?

— Отчасти. Я прошла обучение машинному вязанию в Екатеринбурге. Но, в основном, все завязано на опыте. Изучаю материал, вяжу биообразцы, смотрю, как они себя ведут. Бывает, отвязываю образец пряжи, бросаю в сумку и смотрю, что с ней происходит — закаталась она, растянулась ли. Этакий тест-драйв для пряжи. Если что-то не так, отказываюсь от нее.

— Творческий подход в вашем деле необходим? Или это просто дело техники?

— Нужно и то, и другое. Важно все правильно рассчитать. Иногда даже потребуется инженерный склад ума. Ведь мало сделать детали для платья. Надо еще их правильно сложить, чтобы получилось, как хочет заказчик. Нужны математические способности, когда выкройку переводишь в петли.

— В петли? Что это значит?

— Вот смотрите (Марина показывает одну из своих работ). Это полотно. А вот эта маленькая галочка — одна петля. Я считаю, сколько их будет, сколько нужно убрать, сколько добавить. В одной детали, в среднем, получается 160 петель. Потом идут ряды. Петли — по горизонтали, ряды — по вертикали. На одной детали может быть порядка 400 рядов. У одного платья, в среднем, получается пять деталей. Вот и математика.

Шарфики для щиколоток

— У вас, как мне кажется, очень удачный бренд — «СаМа». Какое значение вы в него вложили?

— Он строится из моего имени и фамилии — «САзанова МАрина». Это с одной стороны. А с другой — человек заказывает что-то для себя, то. Что он хочет. Может быть ты увидела какую-то вещь на показе мод, она стоит десятки тысяч. А тебе хочется нечто подобное, но другого цвета, немного другой формы, и не из мохера, потому что на него аллергия, а из кашемира. Тогда можно заказать самой.

Фото Ольги Абдаловой

— У вас еще написано, что вы вяжете «одежду с вашим характером».

— Потому что через одежду ты выражаешь себя. Как у нас говорят, «встречают по одежке». Она олицетворяет внутреннее ощущение себя. Твое настроение, образ жизни.

— Вязаные вещи в какое-то время вышли из моды. Она опять возвращается?

— Просто люди сейчас хотят комфортную и удобную одежду. Трикотаж не сковывает движения, он дышит. Ведь вязаные вещи имеют сетчатую структуру. Так что, это не столько мода, сколько запрос современного человека.

— Вы вяжете только женскую одежду?

— Я все делаю. Другое дело, что заказывают по большей части именно девушки. Раньше я вязала мелкие изделия, аксессуары — шапки, шарфы, варежки, перчатки. Когда стала вязать на машине, появились крупные изделия. Чаще всего заказывают платья.

— Видел, что у вас очень популярны балаклавы. Их правда носят?

— В Ревде их редко можно увидеть. До нас мода докатывается долго. Тренды быстро подхватывают столицы. Именно оттуда идут заказы. Очень, кстати, практичная вещь. Балаклава лучше вязать из кардной пряжи — она немного пушистая. И отверстия (поры) в полотне забиваются этим пушком. Поэтому балаклава очень тонкая, но в ней тепло. Мы ездили весной в Калининград, был сильный ветер. Моя подруга была в балаклаве, проверила на себя — вообще не продувает.

— У вас были странные заказы?

— Как-то раз заказали балаклаву с норковыми бровями. Классно, на самом деле. Я люблю такие заказы, хотя сама, может быть, и не носила такое. А еще у меня однажды заказали шарфики для щиколоток. Это было очень необычно! Знаю, что кому-то там в подарок на Новый год. Может и в шутку.

Фото Ольги Абдаловой

Одежда с характером

— Количество заказов зависит от сезона?

— Да, наплыв идет с наступлением холодов. У людей вязаная одежда ассоциируется с осенью и зимой, как что-то теплое, во что можно укутаться. Шапки, свитеры. А летом тоже можно носить вязаное — платья, топы, брюки, шорты, поло. Все, что угодно. И жарко не будет. Мы же подбираем материалы. Для лета подойдут лен, хлопок, щелк — он вообще охлаждает.

— Такие вещи, как правило, по стоимости выше, чем одежда в массовых магазинах. Как считаете, ручная работа должна быть дорогой?

— Думаю, что да. Это труд, это опыт, который вкладывается в каждое изделие. Я слышу каждого клиента, снимаю их мерки, пожелания. На все это уходит время. Покупала технику, покупаю пряжу. Каждое изделие, по сути, индивидуально. Некоторые — уникальны, похожих просто нет. Люди покупают не только одежду со своим характером, но и с моей душой. И так с любым изделием ручной работы, будь то картина, свеча, мыло или что-то еще. Человеческий ручной труд ценнее конвейерного штампа. И да, я слышала, что для некоторых моя одежда — дорогая.

Марина Сазанова: "Через одежду ты выражаешь себя. Она олицетворяет твое внутреннее ощущение".

— Сколько вещей вы уже связали?

— Более 500 изделий за три года. Они разъехались по всей России — Северная Осетия, Ростов-наДону, Владивосток, Магадан. Много где. Хочется выйти на международную площадку. Например, отправлять одежду в США. Они вообще любят вещи ручной работы, которые сделаны исключительно для одного человека.

— Как ты относишься к своему делу?

— Это моя работа, мое любимое занятие, которое меня вдохновляет. И я хочу его развивать. У меня уже есть планы. Хочу расширяться, мечтаю об офисе (дома тяжело) и коллективе (одной грустно). Нанять машинисток, вязальщиц, сборщиков. Я проходила обучение на «Мой бизнес» и составил бизнес-план. Вот тогда у меня все сложилось, поняла, куда нужно двигаться.

— Семья с вами?

— Всегда поддерживает. Муж часто подкидывает идеи, иногда снимает, как я вяжу. Только сын часто говорит: «Мама, хватит вязать, пойдем играть». Я вот раньше не умела отдыхать. Вплоть до этого лета. Могла вязать всю ночь и до утра. А теперь составила режим. Работаю строго в определенное время. Все остальное — для семьи, для ребенка.

Комментарии
Авторизоваться