Яндекс.Метрика
Автор:
Александра Токтарёва
Истории

Пошла жара! Кто и как заботится о том, чтобы Ревда не горела

Один день из жизни 65-й пожарной части

6 мая 2022
278

«Огонь и вода». Для обычных людей — название популярной молодёжной онлайн-игры. Для служащих 65-й пожарной части — короткое и ёмкое описание их работы. В этом мы сами убедились в конце апреля, когда провели одно утро вместе с пожарными.

Так выглядело одно рабочее утро 65-й пожарной части. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Прошёл сигнал

Незадолго до нашего приезда по системе 112 прошёл сигнал: в посёлке Емелино загорелась баня, огонь может переброситься на дом. Информацию приняла диспетчер Светлана Шульгина и тут же начала действовать по инструкции: открыла карточку с информацией, заполнила путёвку, подала сигнал тревоги. Пока машины в пути, Светлана звонит женщине, которая первая сообщила о пожаре. Данные заявителей при вызове обязательно записывают.

— Если начинается настоящий пожар, одним звонком не обойтись. Звонков сразу много. Каждый нужно вести тактично и вежливо. Тем, кто не может совладать со своими эмоциями, способен взорваться или сорваться на собеседника, тут работать нельзя, — поясняет Светлана.

Рабочий день в пожарной части начинается со смены караулов: один караул дежурство сдаёт, другой принимает. Фото Владимира Коцюбы-Белых

При повторном звонке у заявителя запрашивают дополнительную информацию: есть ли пострадавшие, жилой дом или нет, есть ли угроза соседним постройкам. Потом диспетчер по радиостанции передает все сведения начальнику караула. Сегодня это капитан внутренней службы Алексей Скачков. Он служит в пожарной части больше двадцати лет. Начинал простым бойцом, а теперь сам руководит тушениями. Говорит, за столько лет службы страх перед огнём ушёл. Теперь он просто приезжает и делает своё дело. Через него пожарные постоянно на связи с диспетчером — докладывают, какая обстановка на месте, сколько стволов работает, какова площадь пожара и нужны ли дополнительные силы. Светлана всё фиксирует и передаёт в Центральный пункт пожарной связи, а также начальнику пожарной части и оперативному дежурному.

— Когда пожарные машины уезжают в такие удалённые места, я вызываю поддежурку — хотя бы одного водителя и двух бойцов — на случай, если вдруг что-то ещё случится, — говорит Светлана. Сегодня, правда, этого делать не понадобилось: из-за того, что вызов поступил утром, почти сразу же приняла дежурство следующая смена.

— А часто бывает несколько вызовов одновременно?

— Нечасто. Но это создаёт напряжение, когда ты остаёшься почти одна и не знаешь, что может случиться, — отвечает диспетчер. — Поступает другой вызов — оцениваешь, где помощь важнее. Если на первом месте работы уже заканчиваются, я могу отозвать одно отделение пожарной машины и направить на второй вызов.

Как распределять силы и средства, решает руководство. Бывает, и сами выезжают на пожары. Как, например, сейчас, когда начальник пожарной части Василий Стерхов собирается в Емелино. Мы отправляемся с ним.

К нашему приезду в Емелино там вот так. Фото Владимира Коцюбы-Белых

На месте событий

По земляной дороге добираемся на место около двадцати минут. К этому времени пожар локализован. От бани, с которой всё началось, ничего не осталось, на месте дома — обугленные стены.

— Чистый четверг вчера был. Вот и попарились, — вздыхает кто-то из местных жителей. Все столпились через дорогу, смотрят на борьбу с огнём. Рядом мнётся хозяин сгоревшего дома.

— Я ничего не мог поделать. Ну а как? Только ждать, пока помощь приедет, — разводит он руками и сокрушённо добавляет: — Мой-то дом — и хрен с ним. А вот соседский…

Начальник части уверен, что всё дело в сильном ветре. Из-за него огонь так разошёлся. С бани перебросился на один дом, потом на сарай и оттуда на дом другой. По сравнению с первым тот выглядит ещё неплохо: ярко-жёлтые стены, нарядные голубые оконные рамы. Но поднимаешь взгляд выше и замечаешь голые чёрные перекрытия — всё, что осталось от крыши.

За пожаром наблюдают местные жители. Эмоции у всех совершенно разные – от гнева и страха до равнодушия и любопытства. Фото Владимира Коцюбы-Белых

— Я с утра спросонья подумал, что кто-то фейерверки решил запустить. А оказалось, это шифер начал лопаться, — эмоционально рассказывает бородатый мужчина из дома дальше по улице. Потом обращается к соседу: — Как рука-то? Скорую мы вызвали, но когда ещё приедет…

У старика — сильный ожог руки. Держит её бережно, но, кажется, боли даже не чувствует, только с горечью смотрит на огонь. Люди шёпотом разъясняют, что ожоги получил и его сын. До приезда медиков его приютили сердобольные соседи. В целом же, можно сказать, всё обошлось. Все живы, и это главное. Алексей Скачков признаётся, что спасать людей из огня ему приходится нечасто.

— Однажды, помню, вынесли парня — дымом надышался. Потом долго реабилитацию проходил, но выжил. Но в основном, если люди сильно попали под огонь или дым, они даже в больнице не выживают.

— А домашних питомцев выносить доводилось?

— На моей памяти, когда бы мы ни приезжали, животных уже бесполезно спасать. Это из Екатеринбурга иногда показывают, как, например, кошку откачивают… У нас такого не было, — отрезает начальник караула.

Важно не теряться

К нам подходят дачники: в руках пакеты и садовые инструменты, в глазах — растерянность. Пожарные им показывают — чтобы попасть на свою улицу, можно обойти пожар с левой стороны.

— Пройти-то пройдём, а хоть дом наш цел? — переживают пенсионеры. Приглядываются и с облегчением выдыхают. — А, крыша вон вроде виднеется… А что ж вы так долго тушите?

Как раз такие вопросы и схожие с ними — один из нелюбимых рабочих моментов капитана Скачкова. Сетует, что люди часто вмешиваются, поучают пожарных, как и что им нужно делать.

— Как будто они всё лучше знают, чем мы. Указывают, мол, вон там горит, вы что, не видите, что ли? Тушите скорее! Я обычно говорю, что мы прекрасно знаем, как нам надо действовать. Это наша работа, — рассказывает Алексей Скачков. — А однажды меня даже «увольняли» на пожаре. В сердцах сказали: «Да чтоб ты завтра тут не работал». Я ответил: «Слушаюсь, а теперь не мешайте».

Тушением в Емелино руководит капитан внутренней службы Алексей Скачков. Он признаётся, что на частных домах, как сегодня, ему работать проще, чем на многоквартирных. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Зато, отмечает начальник караула, он ни разу не слышал какой-то негатив после того, как всё затушили. Обычно звучат только слова благодарности. Сейчас этот момент уже близко, только благодарить будет некому: хозяев первого дома забрали медики, хозяева второго на момент пожара были в отъезде и ещё не вернулись. Пожарные откидывают в сторону упавшие листы железа — бывшие части дома — и продолжают поливать всё водой. Чтобы ни искринки не осталось.

— До сегодняшнего вызова мы на большие пожары, наверное, около месяца не выезжали. И уже видно, что человек после перерыва начинает теряться, не знает, за что схватиться и куда побежать, — говорит Алексей.

Чтобы таких моментов было как можно меньше, в спокойные дни он обязан проводить дежурному караулу теоретические и практические занятия. Например, по пожарной технике и тактике, охране труда, медподготовке и пожарно-строевой подготовке. Когда есть натренированность, справляться с любыми сложностями уже легче. Хотя иногда обстоятельства словно нарочно складываются так, чтобы работать было непросто.

— Помню, был выезд несколько лет назад: тридцать градусов жары, горели два дома, баня, сарай и гараж, — вспоминает свой самый сложный выезд капитан внутренней службы. — Пока доехали — уже все мокрые насквозь были, а на месте ещё и жара от самого пожара добавилась. Вот там поработать пришлось хорошо.

Пожар в Емелино вполне мог оказаться не таким большим, но у погоды были другие планы. Ветер разнёс пламя сразу на несколько построек. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Та ещё магия

Основная причина пожаров, по его мнению, — сам человек. Неосторожность, невнимательность, пренебрежение правилами безопасности — всё это может обернуться бедой.

— На втором месте идёт неисправность или неправильное устройство электроприборов, — рассуждает Скачков. — Устарела, например, кирпичная кладка, лопнула — и хватает буквально одной искорки, чтобы пошёл огонь.

В Емелино сработала причина первая. Старик-хозяин решил снова растопить баню, когда после первого раза прошло всего несколько часов. Результат — перекалил трубу. Хотя на самом деле бригада была готова к выезду: накануне не обошлось без пожарной приметы, предрекающей большой огонь.

— Я перед заступлением на смену почистил сапоги. А считается, что этого делать нельзя, поедем на пожар. Так же и с новой боевой одеждой — её придётся, как говорится, на пожаре обновить, — рассказывает Алексей Скачков. — Я на смену вышел и сразу всем сказал: «Ребята, я почистил сапоги!» Мы весь день и всю ночь ждали вызов. А поехали уже утром. Но поработали хорошо.

Пожарные отмечают: сегодня поработали на славу. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Пожар действительно потушен, и мы возвращаемся в пожарную часть. Здесь заканчивает свою часть работы с происшествием в Емелино диспетчер Светлана Шульгина — составляет форму пожара, куда вписывает все-все данные о нём. И признаётся, что у неё тоже есть личные подсказки, как пройдёт смена. Это карты таро.

— Когда я ими только увлеклась, то часто практиковалась, вытаскивала карту дня на свою рабочую смену. И каждый раз удивлялась тому, как всё совпадало с действительностью, — признаётся Светлана. — Интересно было, когда водители просили: «Вытяни нам карту дня!» Случалось, я вытягивала им карту «Колесница», которая предрекает срочные поездки в ближайшее время. А для водителей это оказывались выезды на пожар.

Постепенно, правда, активное увлечение таро у неё сошло на нет. Теперь Светлана вытягивает карту дня лишь изредка. Но полностью от этой практики не отказывается. Говорит, так ей легче.

— Для меня карта таро — своего рода палочка-выручалочка. В каком-то смысле это определённая настройка на смену, когда ты эмоционально и психологически понимаешь, что тебя может ждать, и готовишься к этому. Предупреждён, значит, вооружён, — улыбается Светлана.

Светлана Шульгина пришла в пожарную часть по семейным стопам — тут служил её отец. Сейчас её стаж составляет 17 лет. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Совсем скоро её смена закончится, и она отправится домой. Там — быт и семья, переключаться выходит легко и быстро. А через трое суток — следующая смена, к которой нужно подготовиться, выспаться, настроиться.

— Я очень люблю свою работу. Но напряжение от смены всё равно всегда есть, даже если она проходит по штатному расписанию без пожаров и внезапных выездов, — делится Светлана. — Как ни крути, мы целые сутки находимся в маленьком помещении, заполняем много документации, нет возможности психологически и физически расслабиться.

Но главная причина напряжённости — состояние неизвестности, в котором проходит в пожарной части каждая смена. Каким будет следующий час? Спокойно или что-то произойдёт? Вот почему свои карты дня узнавали и водители, и диспетчер, почему работники обращают внимание на любые приметы и совпадения — это дарит ощущение контроля над ситуацией.

— Что особенно важно в нашей работе? Осознанно подходить к своему делу, лишний раз себя не накручивать и всегда действовать по инструкции. Держать себя в руках, чтобы в нужный момент быстро сработать. И, наконец, нужно быть немного хладнокровным, но всегда идти на помощь людям. Пассивным и равнодушным тут не место, — заключает Светлана Шульгина.

И после всего, что мы сегодня увидели, в этих словах даже не сомневаешься.

Комментарии
Авторизоваться