Яндекс.Метрика
Автор:
Андрей Агафонов
Специальные проекты

Держи скраба. Как Елизавета Плотникова из Ревды наладила производство натуральной косметики

Новая серия нашего проекта про ревдинских предпринимателей

24 января 2022
351

Каждый из нас пользуется косметическими средствами для ухода (да-да, даже мы, мужики). Взять, к примеру, мыло. Или гель для душа. Или шампунь. Или крем для рук. Или скраб. У всех дома есть что-нибудь из этого. А вы раньше задумывались, где и из чего эти средства изготовлены? Мы хотим познакомить вас с Елизаветой Плотниковой из Ревды. Ведь она может рассказать, как делают косметику, из каких ингредиентов, какие из них по-настоящему полезны и безопасны. Ах да, забыл сказать — Елизавета и ее компания занимаются производством косметических средств, которые имеют довольно большую популярность в России.

Елизавета Плотникова училась в 29-й школе. Теперь живет в Екатеринбурге, а ее производство сосредоточено в Березовском. Фото Владимира Коцюбы-Белых

«Не на коленке работаем»

Героем новой серии нашего проекта про ревдинских предпринимателей стала Елизавета Плотникова. Она родилась в Ревде, училась в школе №29. Потом уехала учиться в Екатеринбург, вышла замуж и осталась там жить. Родной город девушка навещает часто — тут живут ее родители. И вот мы узнали, что Лиза занимается производством настоящей косметики. А ее компания, которой всего 9 месяцев отроду, продает до пяти тысяч товаров в месяц.

Елизавета Плотникова приехала к нам в редакцию. Миловидная улыбчивая девушка, у которой есть собственное производство в Березовском.

— Так, давайте разбираться. Расскажите, что вы производите?

— Товары для красоты. Преимущественно для ухода за кожей, средства для депиляции, парафинотерапии, ногтевого сервиса, товары для ванны и душа. Наша компания называется «SKINTERRIA», производство находится в Березовском, потому что так удобнее простраивать логистику. Мы реализуем нашу продукцию через маркет-плейсы — Ozon, Wildberries, AliExpress и другие. В этом году планируем расширять производство и выходить на продажи в обычных магазинах.

— Как вы вообще пришли к производству косметики? Это, скажем так, не самый обычный вид бизнеса.

— Я какое-то время работала в импорте товаров для красоты. Мы их возили из Европы, Китая, что-то закупали у местных производителей и перепродавали. Часто ездила на международные выставки. Была, например, в Гонконге. И как-то раз ездили в Тайланд, где проходила выставка по уходовым средствам. И вот там у меня появилась мысль, что мы можем их изготавливать сами. Если найти того, кто сможет разработать формулу и технологию, почему бы нет? Все так делают. В общем, тогда я познакомилась с нынешним своим партнером Игорем Мезиным. Он производит, я оформляю и продаю.

Вот лишь некоторый ассортимент продукции. Линейка товаров ширится каждый месяц. Фото Владимира Коцюбы-Белых

— Когда вы поняли, что всё возможно, какой был следующий шаг?

— Поиск химиков-технологов, которые разрабатывают составы и технологические карты. Да, мы не на коленке работаем (смеется). Мы заключили договор с лабораторией, которая занимается разработкой косметических средств. У нас есть все необходимые сертификаты качества. Все это мы тоже получаем в специальной лаборатории, куда предоставляем образцы готовой продукции. Смотрите, теоретически делать косметику несложно. Возьмем для примера сахарную пасту для депиляции (ее мы тоже производим). В интернете есть куча рецептов, как ее можно сделать самому. Взять сахар, лимонную кислоту и сварить. Легко! Но это дома, для себя. А если выходить на большие объемы производства, одной кастрюльки не хватит. Должны быть специальные баки, четкие процентовки, чтобы не класть «на глаз» и чтобы качество соответствовало.

«Этого мало!»

— С пастой понятно. Какие средства вы еще производите?

— Паста была одной из первых. Параллельно с ней запустили производство парафина для парафинотерапии. Его достаточно растопить в горячей воде, прямо в пакете. Когда он превратится в водичку (минут через 10), нужно просто опустить в пакет руку, либо нанести на кожу кисточкой. Бояться не надо, парафин не обжигает. На руке образуется такая парафиновая перчатка. Нужно обмотать полотенцем минут на 10, а потом снять. И кожа будет прям клевая, лучше, чем после крема. Также мы производим средство для ног — кератолитик, который поможет эффективно устранить трещины, натоптыши и сухие мозоли, и нейтрализатор, который поможет коже восстановиться после процедуры. Есть у нас средства для депиляции и шугаринга, даже целые наборы. Недавно начали выпускать энзимную пудру против удаления вросших волос. Настоящий хит — это сахарный скраб для тела. Самые популярные ароматы — это арбуз и манго. 90% нашей продукции изготавливается из натуральных ингредиентов. Это в составе всегда у нас прописано. В скраб входит сахар, масло авокадо, масло виноградной косточки, масло миндаля и витамин Е. Поэтому после использования не нужно будет чем-то дополнительно увлажнять кожу или мазать кремом.

— Какой самый сложный продукт сейчас вы производите?

— Технологически — это крем. Там много этапов — замешивание, добавление ингредиентов, которые тоже должны пройти разные этапы подготовки. А потом некоторое время крем должен настояться. В скором будущем мы запустим производство дезодорантов. Это тоже будет непросто.

Сахарный скраб — один из хитов продаж. Фото Елизаветы Плотниковой

— Я в принципе считал производство косметики непростым процессом.

— Да я вам просто легко об этом рассказываю (смеется).

— Любое производство — это непросто. Но мне раньше казалось, что такие средства производят только в больших городах, в огромных цехах, на заводах, и где-то не в России. Как давно вы этим занялись?

— Этот бренд мы запустили в мае прошлого года. До этого пробовали еще один, два года назад.

— Если бы вы мне два года назад сказали, что хотите заняться производством косметики, я бы, наверное, не поверил в это дело. Потому что оно кажется, как бы, не на большого потребителя.

— Да, так кажется. Вот «Калина» — большое помещение, много сотрудников, разные формулы. Возможно, наше таким в будущем и станет. Только на первых этапах небольшое. Вот сейчас в месяц у меня 5 тысяч продаж.

— Это же хорошо!

— Это мало! Хотя мы расширяем линейку, запускаем новые продукты каждый месяц. Во многом спасибо маркет-плейсам, которые дают большой охват. А ведь до пандемии интернет-магазины не владели такой большой популярностью. Сейчас про них каждый знает.

— И все-таки. 5 тысяч продаж в месяц — это хорошо для маленькой компании. Особенно, при высоком уровне конкуренции.

— Конечно, есть лидеры рынка. Но мы можем с ними конкурировать. И в чем-то мы даже лучше. Потому что используем только качественные и натуральные компоненты.

— Сколько человек трудится на производстве?

— Пять. Я, мой партнер и те, кто ему помогают с производственной частью. С остальными — дизайнерами, технологами, маркетологами — работаем на аутсорсинге (удаленно по найму).

На начальной стадии производства парафина. Фото Елизаветы Плотниковой

«Мы можем продавать дорого. Но зачем?»

— Вернемся к технологии. Как вы делаете, например, крем?

— Мы разрабатываем с химиком-технологом формулу. Он присылает несколько образцов. Выбираем те, которые мне кажутся лучше. Сравниваем с конкурентами, проводим фокус-группы, оцениваем и выбираем одно. И дальше технолог передает по этому образцу технологическую карту. Мы закупаем по ней ингредиенты, как европейские, так и местные, привозим и делаем первый замес. Его также курирует химик. Вообще, он курирует продукт в течение полугода. Вдруг надо что-то заменить, какой-то другой компонент подобрать. В общем, мы тестим первый замес. Если все хорошо, разливаем, упаковываем.

— А не было рисков, что такой бизнес прогорит?

— Не было. А почему они будут? Я хоть и позитивный человек, но это мало влияло на принятие решений. Есть аналитика по маркет-плейсам, мы видим, как продают товары конкуренты. Рассчитываем себестоимость продукта, понимаем, по какой цене можем его продавать. И если со всеми комиссиями, с доставками можем заработать, то мы туда выходим. Мы все просчитали, и у нас получилось.

— Наверняка, деньги вложили не маленькие (Елизавета утвердительно кивает). Удалось отбить?

— Мы точно в нуле, не в минусе. В декабре даже начали плюсовать.

Красочное замешивание парафина. Фото Елизаветы Плотниковой

— А не было опасений по поводу качества вашего продукта с медицинской точки зрения?

— Если у кого-то есть острые аллергические реакции, то человек об этом знает и всегда читает составы. Я специально пишу их на русском языке. Также я рекомендую перед применением любого средства всегда проводить тест на переносимость: просто нанесите на кожу небольшое количество и посмотрите на реакцию. А так у нас всё сертифицировано, проходит лабораторные испытания, наш товар соответствует регламенту о безопасности парфюмерно-косметической продукции. И от фокус-групп, которые тестируют, мы получаем обратную связь.

— По поводу натуральности. Есть такое мнение, что все натуральное — дорого.

— Его можно сделать дорогим. Но зачем? Да, некоторые продукты будут дороже в 2-3 раза, в сравнении с ненатуральными. Но мы не проигрываем, хоть продаем в ту же цену. Ведь на формирование цены влияет бренд. Сколько еще вложено в рекламу, какая этикетка, какая логистика.

— То есть, содержимое баночки с кремом не самое дорогое в продукте?

— Ну да. Там и сама баночка может пять рублей стоить.

— Мне раньше казалось, что натуральная косметика, значит люксовая.

— Люкс — это бренды. То, что мы знаем, и то, что якобы дорого. А в тренде сейчас натуральное — оно может быть и дешевым, и дорогим. Если товар выглядит дорого, в нем есть что-то от улитки и кровь кого-то, то это можно продать подороже.

— Вы сами пользуетесь своей продукцией?

— Да.

Розлив парафина. На этой стадии он вот такой, жиденький. Потом затвердеет. Фото Елизаветы Плотниковой

Логистика заложена в цену

— Вы не продаетесь в магазинах, только на маркет-плейсах. Как устроена логистика вашей компани?

— У нас есть два способа работы с площадками. Первый, когда мы отгружаем со своего склада. Или, когда привозим прямо в распределительный центр маркет-плейса. Бывает отвозим в службы доставки. Сами мы ничего не отправляем. В этом большой плюс маркет-плейса. Человек заказал у них в интернет-магазине. Мы им привезли, или у них уже есть на складе, они сами все отправляют. Но за это нужно платить. Поэтому цены за логистику заложены в стоимость товара. Так везде. Логистика стоит от 40 рублей за отправку. Бывает и 100 рублей. Сколько в таком случае должна стоить единица товара? Рублей 200-300 минимум.

— Чтобы понимать все эти процессы, нужен опыт.

— Я когда работала с китайцами, занималась разработкой этикеток, упаковки. Вот и опыт. Сами маркет-плейсы тоже проводят обучения, рассказывают, куда и чего нажать. И учиться приходится до сих пор, потому что у них там каждый месяц какие-то обновления. Сейчас мне хочется вкладываться в разработку. Чем шире ассортиментная матрица, тем больше охват клиентов.

— Ваше образование связано с продажами?

— Я переводчик по образованию, английский, французский языки. Мне это помогало. На выставки ездила, там всё общение на английском. Сейчас закупаем сырье, баночки всякие — тоже общение на английском. В планах на этот год выйти на международные маркет-плейсы — Amazon, Ebay. Там тоже всё на английском.

В своем деле Елизавете пригодился опыт прошлых работ. Например, дизайн этикеток. Фото Елизаветы Плотниковой

«Тут нет потолка»

— Кто придумывал название вашей компании? Что оно означает?

— Бренд я придумывала. Когда работаешь над названием, в голову всегда лезет что-то банальное. Надо было понять, что мы хотим. К тому же, простые бренды заняты. Вот и родилось: «Скин» — кожа, «Террия» — территория. «Территория кожи». Все понятно.

— До этого вы работали в мебельном бизнесе. Потом занимались закупом в большой компании. Что лучше — на кого-то работать или на себя?

— Когда работаешь на кого-то, всегда есть потолок. Даже если брать на себя дополнительные обязанности, высоко не прыгнешь. Зато набираешься опыта. И именно он поможет тебе сменить работу и начать свое дело. Конечно, в компании у тебя всегда будет зарплата. А в своем деле ты можешь в какие-то месяцы уходить в минус. Но тут нет потолка. И у меня хороший партнер. Он берет часть ответственности на себя.

— Как муж отнесся к вашему решению заняться косметикой?

— Сначала был в шоке. Но я говорила с ним. Что надо работать, надо рисковать. Он работает в институте, по графику. И у меня тоже график. С 9 утра хожу на работу. И до ночи (смеется). Нет, у меня ребенок, поэтому прихожу домой, организую ужин, уложу всех спать, и сяду поработать. Семья приняла мое дело. А я стараюсь уделять им больше внимания.

— Ваша компания через пять лет — какие мечты?

— Хочу, чтобы бренд был узнаваем по всей России и СНГ. Чтобы наш товар ассоциировался с высоким качеством, эффективностью. Чтобы было доверие. Ну и международные рынки нужны. У нас все для этого есть. Самое главное — отзывы. Это же круто, когда мне пишут, что нравится товар. А ведь мне иногда говорят: «Лиза, можно сделать дешевле». Нет, делаем качественно. И потом читаешь отзывы. И понимаешь, что все не просто так.

Реклама 16+

Ознакомиться с продукцией компании «SKINTERRIA» можно по QR-коду

Комментарии
Авторизоваться