Яндекс.Метрика
Автор:
Ксения Данилова
Интервью

Театр аппликаций Татьяны Южаковой. Все о необычном творчестве ревдинского дизайнера

19 марта 2024
189

Ожившие картины Босха, Руссо, Дали, нашедшие воплощение на сумках модниц, разноцветные кусочки итальянской кожи, искусно собранные в затейливые аппликации и дополненные росписью. Рюкзаки, ридикюли, броши и даже перчатки — все это дело рук Татьяны Южаковой.

Татьяна Южакова. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Художник или дизайнер?

Татьяна Южакова талантливый и самобытный ревдинский дизайнер, последние годы она живет и работает в Екатеринбурге, но не забывает родной город, куда приезжает навестить друзей. Здесь мы и встретились с ней за чашкой кофе, поговорили о жизни, работе и вдохновении.

— Татьяна, ты больше дизайнер или художник?

— Сама себя я считаю скорее художником. Одно время я называла себя руководителем своего маленького театра аппликаций, мне это очень нравилось, но пока это выговоришь… Всегда воображала себя неким Карабасом Барабасом, его положительной версией.

— Но по образованию ты все же дизайнер?

— Я закончила Российский государственный профессионально-педагогический университет и у меня две профессии: педагог профессионального образования и дизайнер одежды, то есть, после выпуска можно было пойти по этим двум направлениям. Проба преподавания у меня была во время практики, но я сразу поняла, что это не мой путь.

Как с одежды ты перешла на сумки?

— На втором курсе дизайн одежды стал мне не так уж и интересен, мне хотелось делать то, что никто не делает. Моя дипломная работа заключалась в разработке коллекции из трех моделей, она называлась «По следам Шерлока Холмса», в этой стилистике нужно было продумать весь образ модели. И я решила, что это прекрасная возможность проявить себя еще и как дизайнер сумок. Тогда я сделала большой саквояж, ридикюль и что-то еще. Это было очень интересно.

Репродукция работы американского живописца Майкла Паркеса. Фото Владимира Коцюбы-Белых

​​​​​​

Дух свободы и первые маркеты

— Какими были твои первые сумки?

— Наивными. Я делала их из того, что было: искусственная кожа, текстиль. Роспись наносила акрилом для ткани, а чтобы защитить рисунок, проклеивала его пленкой, помнишь такую — ей еще обклеивали учебники. Тогда я ощущала себя новатором, это подстегнуло меня к дальнейшей работе, я поняла, что могу сделать что-то прямо «вау».

— Что было потом?

В Екатеринбурге стали проводить первые дизайнерские маркеты, я решила в них поучаствовать и мне понравилось. Я начала ездить по некоторым из тех, на которые удавалось попасть, потому что участие в них требует серьезной подготовки. Надо создать не только достаточное количество изделий, но и быть готовым к взносам на участие, расходам на проживание, дорогу, питание и прочее. То есть за весь процесс полностью отвечаешь сам. Многие, приходя на маркеты, даже не подозревают, каких сил и вложений это требует.

— Не страшно было?

— Наоборот. Наконец-то я ощутила эту свободу, учеба позади, ты полон идей. Первый год после окончания универа у меня был посвящен знакомству с собой. Я искала свое направление, начала формироваться, как личность, мои интересы стали больше проявляться именно в этот период — это было классное время.

Марфушенька-душенька работы Татьяны Южаковой. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Натуральная или искусственная?

— Где ты творила и хранила свои кожаные сокровища?

— В своей квартире в Ревде. Моя мастерская была, есть и остается дома. В ней всегда царит творческий хаос. Я предпочитаю работать на дому, потому что таким образом достигается максимальная погруженность в процесс. И есть главная составляющая для меня — комфорт и душевный уют, для меня это очень важно.

— Проще работать с натуральной или с искусственной кожей? Есть же нюансы?

— Есть. Сейчас я работаю только с натуральной. С искусственной есть определенные сложности в процессе обработки, мне не нравится ее фактура, я изначально понимаю, что такая сумка имеет срок. Хотя и из натуральной тоже, но тут все зависит от ухода и эксплуатации. А искусственная, как не ухаживай — со временем посыпется, лопнет, не выдержит температурные перепады. В таком изделии я не могу оставить открытыми швы, а это уже неидеальная работа. К тому же, у искусственных материалов бывает очень неприятный запах.

— Как ты перешла к натуральной коже?

— Периодически кто-то из знакомых подкидывал мне кожаные обрезки, это было счастьем. Любой, даже самый маленький кусочек для меня был на вес золота. Позже я познакомилась с мастером кожевенником из Екатеринбурга, и мы работали в тандеме: он выполнял кожаные обложки, а я делала на них роспись — такая вот творческая коллаборация. Он тоже стал отдавать мне оставшиеся кусочки кожи, но это уже были обрезки посерьезнее.

В какой-то момент я зашла в кожаный салон, увидела роскошную кожу потрясающего мятного цвета и поняла, что мне надо. Стоила она нереально дорого, но я решила взять и попробовать.

Кроме сумок Татьяна шьет кошельки, обложки, ремни, броши, панамы и даже перчатки. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Женщина с усами

— Помнишь свою первую кожаную сумку?

— Одной из моих первых полноценных сумок из натуральной кожи была сумка с портретом мексиканской художницей Фриды Кало. И когда она впервые была представлена на маркете, все подходили и спрашивали, что это за женщина с усами — ее не узнавали, потому что на тот момент образ яркой и неординарной Фриды не был настолько растиражирован.

— Почему именно Фрида?

— Это был эксперимент. Я посмотрела фильм «Фрида» и решила попробовать ее нарисовать, меня зацепила ее самобытность. В итоге я нарисовала образ, перенесла его на кожу — получилось интересно, ярко, как и она сама. И у меня сложилось ощущение, что образ Фриды был рожден для моей сумки. Это послужило отправным пунктом. Потом были всевозможные эксперименты с разными художниками. Но сейчас я пытаюсь отходить от этого, мне хочется раскрыть себя максимально и реализовывать собственные проекты.

— То есть, репродукций уже не хочется?

— Хочется, но теперь я ищу интересные работы каких-то малоизвестных авторов. Сейчас мне очень симпатичен Майкл Паркес, американский живописец-сюрреалист. У него совершенно невероятные женские образы — мистические, пластичные. Что касается собственных идей, мне нравится объемная аппликация — сперва я леплю объект, например, объемный нос, а потом обтягиваю его кожей.

Объемная аппликация. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Свой вектор

— В какой технике ты чаще работаешь?

— Изначально это была аппликация, потом к аппликации добавилась роспись. Сейчас стараюсь делать комбинации в смешанной технике — одной аппликацией мелких деталей добиться не удается. Важны нюансы, полутона. Роспись, тени на лице и прочее я делаю специальной краской по коже.

— Кем-то вдохновляешься, может наблюдаешь за другими мастерами?

— В этом вопросе я ленива, да и мне это не особо интересно. Я стараюсь ничего не мониторить и не искать, потому что, как только начинаешь смотреть что-то, сбиваешься со своего курса, будто у тебя и не было вовсе никаких своих идей, забываешь, что хотела. А у меня все-таки есть свой вектор.

— Материалы для работы заказываешь удаленно или тебе важно увидеть кожу вживую, потрогать руками?

— Кожу заказываю в интернете, трогать ее руками нет необходимости, потому что уже есть опыт, я знаю пластику, выделку, толщину, знаю, чего ждать. Но бывают сложности с цветопередачей. А оттенки для меня важны, бывают принципиальные клиенты. К тому же это важно в изделиях, которые не предполагают роспись, их не закамуфлировать и нужен чистый цвет. Но это нюансы, и они решаемы. В Екатеринбурге есть кожаный салон, кожа там дороже, но если заказ срочный, то он выручает. Вообще, мне нравится работать с крутой итальянской кожей и к выбору материалов я подхожу основательно.

Про творчество и продажи

— Сложно зарабатывать, занимаясь ручным творческим трудом?

— Это всегда была моя основная работа, но поскольку я не «продажник», и я не делегирую, не рекламирую себя, не имею помощников, продавцов, администраторов, я, безусловно, теряю очень много. Но, с другой стороны, я работаю в своем ритме и так, как мне нравится.

— Ты делаешь вещи только на заказ или на наличие все-таки тоже?

— Есть и то, и другое, и это классно. Работая по вдохновению, я могу реализовать любую идею. В таких проектах больше моей души и в них влюбляются с первого взгляда. Индивидуальные проекты — это возможность отточить свое мастерство. Их особенность и сложность в том, что мне необходимо настроиться на волну клиента. А бывают клиенты, которые доверяют моему видению и открыты к экспериментам.

Дизайнерские броши из натуральной кожи —эффектный и стильный аксессуар. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Клиенты умеют удивлять

Расскажи про самые необычные заказы.

— Был очень экстравагантный заказ для девушки из Екатеринбурга. Сумка называлась «Труп кота». Это был объемный реалистичный кожаный кот, немного готичный, с множеством деталей, аппликацией в виде органов.

Это был очень сложный заказ. Все выкройки я создавала с нуля. Такие работы запоминаются и очень захватывают.

Также, как сложные в плане аппликаций работы Анри Руссо, Дали — репродукции всегда были мне очень интересны. Необычный заказ был от девушки из Казани — рюкзак в форме луны с лицом — сюрреалистичный образ из британского шоу.

— Да, заказы действительно нестандартные, а как происходит их согласование?

— Сейчас для удобства и понимания я делаю коллажи в программе, выстраиваю композицию, мы согласовываем все детали. Кто-то просит отправить фото в процессе работы, кто-то нет.

— Кто твои клиенты, есть ли среди них зарубежные?

— До 2022 года в этом плане было проще — я выставляла свои работы на американском сайте Etsy, это зарубежный аналог нашей «Ярмарки мастеров». Но сейчас он не доступен для русских пользователей. Раньше через эту платформу я получала заказы отовсюду. У меня есть очень крутая клиентка из Штатов, мы до сих пор поддерживаем связь. Она коллекционер сумок и в ее коллекции более 3000 экземпляров со всего мира.

— Есть ли мужчины среди заказчиков?

— Нечасто, но внимание обращают. Они оценивают работу с точки зрения сложности, им нравится, но примерить на себя бывает сложно. А я пока не могу придумать, как развить мужскую коллекцию так, чтобы не потерять свою индивидуальность и сделать ее носибельной в повседневной жизни. Мужчины чаще покупают мои изделия своим женщинам.

Среди клиентов Татьяны немало смелых и креативных людей. Фото предоставлено Татьяной Южаковой

Сумчатая география

— Фото приветы получаешь?

— Да. Обожаю получать фото от клиентов. Когда в 2020 году коллекционер из Штатов организовала свою выставку, то одна из моих сумочек засветилась на местном ТВ. Выставка проходила в штате Пенсильвания, часть работ выставлялась в Нью-Йорке. На память об этом у меня остался видеорепортаж. А всего в ее коллекции около10 моих изделий.

— Где еще живут твои сумки?

— Раньше я это фиксировала, у меня даже карта была, потом перестала. Знаю точно, что есть в Германии, Италии, Испании, Великобритании. Есть в Лондоне, Риге, Гонконге.

Мне хочется, чтобы сумки были везде. Не для того, чтобы потешить самолюбие, нет. Я человек Мира и мне интересны люди и другие страны.

— Помнишь свой первый заграничный заказ?

— Да, он был из Штатов. Девушка нашла меня через инстаграм и заказала сумку с Фридой. Для меня это было очень значимо. Сейчас стало много заказов из Екатеринбурга, я удивлена, раньше такого не было. А еще Первоуральск, Ревда. Часто Питер, Москва, Казань — на сегодня это самые популярные направления моих заказов.

Про рефлексию и продуктивность

Эту пару перчаток дизайнер создает для себя. Фото Владимира Коцюбы-Белых

— График работы и режим «свободного художника», какой он? Опиши свой рабочий день.

— Многие думают, что это что-то вроде: встал в обед, голову почесал, подумал, порефлексировал — вот и день прошел. Это не так. Режима, как такового, у мня нет, выходных тоже. Я работаю всегда и порой не могу остановиться. Если уезжаю в отпуск, у меня все мысли о работе, мне хочется создавать, руки просят. Я стараюсь переключаться, сходить в зал, в кино. Или приезжаю в Ревду, здесь у меня много друзей, встречи сними бодрят, питают приводят меня в чувство.

— Таня, ты потрясающе работоспособна. Знаю, что еще ты шьешь кожаные перчатки не как у всех, расскажи?

— Это эксперименты, которые периодически случаются. Перчатки мне просто было интересно освоить. Всегда хочется учиться и пробовать новое. Под заказ делаю их нечасто, работать с ними достаточно сложно, к тому же это требует специального оборудования. Себе вот до сих пор не могу доделать пару.

Сапожник в сапогах

Рюкзак в форме луны с лицом — еще один из необычный заказов. Фото предоставлено Татьяной Южаковой

— Сама носишь свои изделия?

— У меня все только свое —сумки, кошельки, рюкзак, обложки, перчатки — вот скоро, надеюсь, будут.

— А твои невероятные броши — это продукт особого вдохновения или просто остатки материалов?

— С мелочевкой я стала работать, когда начала ездить на маркеты. Нужно было заполнить стол разным ассортиментом, вот и решила разбавить. Сумки опять же не каждый будет брать. Кроме брошей стала делать обложки, ремни, кошельки, панамы.

— Расскажи, чего бы тебе хотелось?

— Просто хочется, чтобы все были счастливы. Даже не знаю, это какие-то простые нематериальные вещи. И не для себя, а скорее общечеловеческие. Ну и чтобы люди культурно развивались, мне кажется, что и от одного человека зависит многое.

Реклама 16+

TANYA YUZHAKOVA. Эксклюзивные сумки и аксессуары из натуральной кожи. Пишите 8-982-702-60-96

Комментарии
Авторизоваться