Яндекс.Метрика
Автор:
Евгений Зиновьев
Интервью

Почему один из самых опытных депутатов Лев Фейгельман больше не хочет работать в Думе Ревды

«Чтобы помочь людям, мне не нужно быть депутатом», — говорит он.

14 мая 2021
952

Лев Фейгельман — один из самых опытных депутатов Думы Ревды. Он без перерыва работает в представительном органе с 2004 года. И в последнее время он стал одним из немногих депутатов, которые голосуют не так, как большинство. В этом году нам предстоит выбирать Думу. И перед началом предвыборной кампании мы поговорили со Львом Леонидовичем о сложностях депутатской работы и о том, что его не устраивает в сложившейся политической системе.

Лев Фейгельман стал депутатом Думы Ревды в 2004 году. И с тех пор отработал без перерыва почти четыре срока. Аналогичный депутатский стаж в нынешней Думе имеют только Владимир Южанин и Юрий Мячин. Фото из архива редакции

— Лев Леонидович, можно вам первый вопрос прямо в лоб — вы пойдете в Думу ещё на один срок?

— Не могу так же прямо ответить. Хотя я и подал документы на праймериз «Единой России», но ещё не принял окончательного решения. Понимаю, что мне некомфортно стало быть депутатом. И семья у меня говорит, что пора заканчивать, потому что стал на себя не похож. Поэтому я сейчас себе задаю вопрос, нужен ли я в Думе? Коллеги говорят, что нужен. Но я не готов участвовать в новых выборах. Я считаю, что устал. И подумал — может быть, мне полезнее для здоровья не быть депутатом, а вместе со всеми в шеренге критиковать и клеймить позором власти, которые работают недостаточно эффективно, чем оправдываться и что-то объяснять про полномочия, про законы, про бюджет. Мы много знаем, много умеем, но, к сожалению, не всегда то, что мы желаем, исполнительная власть готова и может сделать.

— То есть, вы не хотите быть депутатом, потому что исполнительная власть плохо работает? Это похоже на какое-то перекладывание ответственности.

— Понимаете, всё, что нас окружает, — показатель работы исполнительной власти. Контролировать и взбадривать эту власть — функция наша, представительной власти. Но насколько мы ее взбадриваем и насколько позволяют ее взбадривать — это второй вопрос. Слава богу, что я за четыре депутатских срока не замарал своё имя. У меня есть какой-никакой авторитет. И сейчас мне, чтобы решать проблемы тех, кто ко мне обратился, депутатский статус даже не нужен. Чтобы помочь людям, мне не нужно быть депутатом, мне достаточно быть Лёвой Фейгельманом, которого в городе знают. Я щеки не раздуваю. Но статус депутата — это сейчас действительно не то, чем можно гордиться.

— Поясните поподробнее?

— Депутат — заложник ситуации, это такая прокладка, на которую житель выливает весь свой гнев. Такой громоотвод. Конечно, можно спокойно лежать на диване, видеть все проблемы и говорить, что все плохо, и я тут ни при чём. Это такая позиция, когда вроде при власти, но без полномочий.

— Какие же проблемы вы очень хотите решить, но не получается?

— Я в портфеле постоянно ношу наказы избирателей. Когда мы с коллегами по нашему четырехмандатному округу избирались пять лет назад, то обошли все наши территории, повстречали людей, было очень много пожеланий. Например, на улице Нахимова просили детскую площадку, на улице Чусовской — сделать дорогу, решить вопрос с расписанием автобусов… У нас таких наказов 223. И вот прошло пять лет. Из них выполнено 34. Конечно, там есть такие, которые не относятся к нашим полномочиям — например, уменьшить коммунальные тарифы, которые утверждает Региональная энергетическая комиссия. Но с другой стороны, мы могли хотя бы высказать свое мнение на областном уровне… В общем, вот реальный измеримый результат — 34 из 223. Поэтому похвастаться нечем.

— Но давайте всё-таки остановимся на конкретных примерах. Хотя бы нескольких.

— Вот наказ — сделать общественный туалет в городе. Неплохой же наказ. Сделали? Нет. Был наказ привести в порядок тротуары — здесь получилось, город начал заниматься тротуарами. По дорогам и освещению тоже двигаемся. А вот был наказ построить культурно-развлекательные заведения…

— Ну, вот видите, что-то же получилось. То есть, не всё так печально?

— Да, кто-то может сказать, что мы красавцы. Но надо понимать, как идёт эта работа. Есть проблема, мы ее озвучиваем. По каждой проблеме пишем письма и получаем ответы. И если ответ «футбольный», он, естественно, не устраивает избирателя. И вот как оценить, хорошо депутат отработал или нет? Вроде бы всё, что от него зависело, сделал — вопрос поднял, написал, куда надо. А результата нет… Ну вот, например, последнее коллективное письмо ко мне пришло — по вопросу устройства пешеходного перехода у магазина «Пятерочка» на улице Осипенко. Я пишу главе — прошу выделить средства на реализацию. Получаю ответ, что это не представляется возможным, потому что на всей прилегающей к магазину территории расположена парковка. Я, как депутат, типа отработал — проблему услышал, написал высшей власти. Сам туда приезжал, видел, что ничего плохого не было бы, если бы этот переход появился. Но я считаю, что я не отработал.

— Но вы же действительно не можете в этом случае ничего больше сделать? Может, и не стоит тогда переживать? Или все-таки можете?

— А здесь я расскажу другой случай. Однажды на прием приходит человек и спрашивает: вы чувствуете, что от меня нехорошо пахнет? Ну, что-то такое есть, да. Он продолжает — не думайте, что я неопрятный человек, просто я живу на первом этаже дома, подвал которого часто топит стоками, у меня дома все пропахло. Рассказывает, что бьется уже два года, показывает огромную переписку. А там проблема с границами ответственности управляющей компании и «Водоканала», и никто повреждённый участок на себя брать не хочет. Сходил к директору «Водоканала» Олегу Рыжову, которого я лично хорошо знаю, и просто по-человечески попросил помочь. И пообещал, что сделаю всё, чтобы эти работы «Водоканалу» оплатили из бюджета. Он поверил на слово, всё сделал, а через три месяца мы включили эти расходы в бюджет и оплатили «Водоканалу». Да, так решать подобные ситуации — неправильно, потом могут быть проблемы, могли обвинить предприятие в нецелевом использовании средств. Но я настоял, потому что у человека была беда…

— И что нам иллюстрируют эти два случая?

— В случае с пешеходным переходом я действовал как депутат, согласно своим полномочиям. И ничего не добился. А в случае с канализацией — просто как человек, который знает, к кому можно обратиться и попросить. Чувствуете разницу?

Лев Фейгельман про памятник Ленину

— Меня даже на Думе называли обструкционистом, потому что я единственный говорил, что против переноса памятника Ленину. Головой я понимаю, что ему в новом сквере было бы неплохо, потому что появилась бы шикарная зона отдыха. Но я еще из того поколения. Вспоминаю, как нас на площади принимали в пионеры. Поэтому Ленин из моей души не ушел. Мой папа остался коммунистом. Он был правильный, честный коммунист, поэтому имя Ленина для нас было важно и свято. А когда голова вступает в спор с сердцем, побеждает что? Наше поколение всё делает от души и от сердца. У нас всё оттуда идёт.

— Но в любом случае депутатский статус не может помешать вам решать чьи-то проблемы. Скорее, наоборот. Чем же он для вас так неприятен?

— Понимаете, я каждый день встаю в 5 утра. В половине седьмого я на работе. Вечером возвращаюсь с основной работы, и надо делать общественные дела. Для этого надо встречаться с людьми, выезжать на место. Мой рабочий день заканчивается после 20 часов. И это продолжается 17 лет. Понимаете, мне сына некогда было воспитывать! Он вырос замечательным парнем, но без моего участия… И после всего этого я еще порой читаю в местных газетах гадкие, обидные письма, где пишут, что депутаты ничего не делают. Семья даже стала прятать от меня газеты, чтобы я их не читал и не впадал в уныние.

К сожалению, многие избиратели не понимают, что у местной власти вообще мало сейчас полномочий осталось. И денег, которыми можно самостоятельно распоряжаться. Налог на прибыль сейчас в местный бюджет не зачисляется — ушёл в область и к федералам. У нас из основных налогов остаются только часть НДФЛ, земельный налог и налог на имущество физических лиц.

Это к вышестоящей власти вопрос, что же так мы регионы зажимаем. Да, идут субсидии какие-то, дотации, но город, который имеет столько успешных и процветающих предприятий, внешне выглядит не самым лучшим образом, мягко говоря. А так как меня все знают и я доступен для всех, я получаю массу критики. Пусть не всегда в циничной или грубой форме, но все равно — говорят, что же это ты, депутат столько лет, а вон сколько всего не сделано? А сказать, что я не всё могу, значит получить в ответ — а зачем ты идешь снова в Думу, чтобы не всё мочь?

— Может быть, это происходит ещё и от того, что ваша работа не видна? Почему, например, никто из депутатов ревдинской Думы не присутствует в социальных сетях, не общается там с людьми, не отвечает на вопросы?

— С одной стороны, времени не хватает. А с другой — депутаты моего поколения не готовы вести там бурную деятельность. А вот почему молодых депутатов там нет? (задумался)… Вы знаете, это характерно для нашей команды. Пусть не всем мои слова понравятся, бог с ним, но главная причина — это опасение озвучить свое мнение, которое может быть отличным от общепринятого.

— Здесь сложно не согласиться. Представители местной власти очень давно не давали таких откровенных интервью.

— Да, я очень откровенно рассказываю. Можете потом всё выбросить в корзину.

ЛЕВ ФЕЙГЕЛЬМАН ПРО ПЕНСИОННУЮ РЕФОРМУ

— Я был жестко против и не мог понять, что мы творим по пенсионной реформе. Раньше в отчётах открыто говорили, что средняя продолжительность жизни мужчин в Ревде — около 60 лет. И вдруг такой показатель, как фактическая продолжительность жизни из отчётов уходит, и все начинают говорить «ожидаемая продолжительность жизни» — 72-74 года. А мы все же грамотные, понимаем, что это не так. Что большинство мужчин не доживают до 65 лет. А мы ставим такую планку пенсионного возраста. Прискорбно, глупо и неправильно. Я сердцем, душой и головой считаю, что погорячились.

Не думаю, что это пролоббировали какие-то диверсанты, «засланные казачки». Хотели, как лучше — бюджет пополнить, решить вопросы в масштабах страны и во благо людей, но сделали неправильно. Я уверен, что пенсионная реформа лишила множество россиян права на пенсию, права на жизнь. Знакомые меня встречают и спрашивают, как я к этому отношусь. Крайне не-га-тив-но! Большинство из нас не сможет пожить в свое удовольствие, с внуками понянчиться. А у меня тоже внучка. Все мы мечтаем, что на пенсии сможем в огороде покопаться, а у нас этого не получится.

Я вижу по своим работникам в цехе, как они проходят медкомиссию. Очень многие в 50-55 лет бракуются по зрению, мужики не могут уже получить положительное медицинское заключение по работе на высоте. Всё, куда им деваться? Надо обязательно отыгрывать эту реформу назад и возвращать бабушек и дедушек своим внукам. Если решится правительство признать свою ошибку и вывести пенсионный возраст на прежний уровень, я буду это приветствовать двумя руками.

Да, эта реформа не относится к полномочиям местной Думы. То есть, наша совесть как бы чиста. Но было очень больно и обидно, когда этот вопрос спустили на обсуждение в регионы и моя партия всё это одобрила. Мы, ревдинские депутаты, не голосовали за эту реформу, но мы могли в прессе озвучить наше отношение к ней. Никто же нам не мешает это сделать — как депутатам, как просто гражданам. Но мы промолчали, никто не выступил. В том числе и я.

Хотите узнавать новости Ревды раньше всех? Подписывайтесь на наш телеграм-канал.
Комментарии
Авторизоваться