Яндекс.Метрика
Автор:
Андрей Агафонов
Интервью

Житель Ревды хочет создать в Ревде оркестр волынщиков. Первый в области

Это ревдинец Михаил Анненков, который умеет играть на волынке. Более того, он их делает своими руками.

15 июня 2020
58

Вы когда-нибудь слышали, как в живую звучит настоящая средневековая волынка? Согласитесь, весьма экзотичный инструмент. И музыка для наших краев специфичная. Но, оказывается, звуки волынки вы легко можете услышать и в Ревде. Например, в районе Лысой горы. Ведь там, на самом верху, иногда появляется одинокий волынщик, который затягивает свою длинную и удивительную песню. Нет, на нем нет килта. И нет, он не шотландец. Это ревдинец Михаил Анненков, который умеет играть на волынке. Более того, он их делает своими руками.

Михаил Анненков: «Хочу поиграть где-нибудь на площади. Но одна волынка звучит довольно скромно. Надо хотя бы еще барабан». Фото Владимира Коцюбы-Белых

В качестве предисловия

О Михаиле нам рассказывали много. Он раньше участвовал в исторических реконструкциях, сам ковал мечи и доспехи. И в местной прессе о нем уже писали. А еще он ездит по городу на электроуницикле — моноколесе, если понятнее. Таком одноколесном электрическом самокате. Бабушки его, как правило, с пылесосом путают — колесо, естественно. А он на нем ездит. Но теперь у Михаила новое необычное увлечение — волынка.

Сами задумайтесь, а что вы вообще о ней знаете? Это музыкальный инструмент, такой мешок с трубками. В который дуют, и получается какая-то неконтролируемая мелодия. Играют на волынке в Шотландии мужики в юбках — в килтах.

Да, в Свердловской области волынка — явление редкое. Коллективов волынщиков вообще, вроде как, нет. Разве что в Екатеринбурге где-нибудь на Вайнера вечерами объявляются одинокие волынщики. А Ревде в этом плане есть, чем гордиться. Михаил Анненков сменил меч на волынку. Давайте познакомимся с его новым амплуа.

Как устроена волынка

Приезжаем к дому родителей Миши. Поселок ДОК, двери в придворье открыты. Там над мотоциклом колдуют его брат и папа. Здороваемся, проходим вглубь двора и оказываемся в небольшой комнате. Тут станки, разные инструменты и яркая желтая лампочка, раскачивающаяся над головой.

— Это моя мастерская, где я, собственно, и делаю волынки, — начинает свой рассказ Михаил. — В основном, средневековые. Но бывает и шотландские. Вообще, волынок великое множество. Но самая громкая и самая популярная сейчас, как ни странно, — средневековая волынка. Не шотландская, как многие могли бы подумать.

— А средневековая и шотландская волынки разве чем-то отличаются?

— Конечно! Прежде всего, тональностями и количеством «дронов».

Михаил Анненков раньше ковал мечи и доспехи из железа. А теперь — волынки из дерева. Причем, превосходно на них играет. Фото Владимира Коцюбы-Белых

— Чем, простите?

— Надо понимать, из чего состоит волынка. Вот смотрите. Мешок. Он герметичный. Долго думал, из чего его сделать. Пока остановился на мембранной ткани. В оригинале мешки делают из кожи. Но это вызывает множество проблем. У кожи пористый материал, и он со временем начинает пропускать воздух. Поэтому ее нужно обрабатывать специальным средством. Затратно. Да и плесень в таком мешке заводится. Пока самый оптимальный вариант — мембрана. В мешок вставляются стоки, к которым потом крепятся все остальные детали. Есть вдувалка с клапаном — это куда непосредственно дуть надо. Есть чантер — он выводит саму мелодию. Есть дроны — гудки, если дословно переводить. Это вот две длинные трубы, которые дают низкий звук.

— Тут понятно. И как это все работает?

— Надуваем мешок, создаем давление. Давим на него, воздух поступает в трубы. Начинают гудеть дроны. Их необходимо отстраивать, чтобы они не находились рядом друг с другом, иначе создается ощущение качания звука, что не очень приятно уху. Давим сильнее, и начинает звучать чантер. На нем есть отверстия, как на флейте. Закрываем пальцами нужные, и получаем мелодию. Как аккорды на гитаре. Причем, звук идет непрерывно. В этом особенность волынки. Конкретно эта играет в «ля». Разница только в октавах.

— Мне казалось, что дронов у волынки больше.

— А их может быть разное количество. И больше, и меньше. Для меня оптимально два. Играть не так тяжело. Да и в некоторых композициях другие будут лишними. У меня есть еще одна волынка. Она в «ми», низкая очень. Вообще, чем длиннее труба, тем ниже звук.

Волынка — с чего вдруг?

— Как давно вы увлеклись волынкой? И почему вдруг именно ей? Очень специфичный выбор инструмента.

— Занимаюсь три года. Но увлекся давно, на самом деле. В прошлом я был руководителем клуба фехтования в Ревде. Тяга к средневековью взяла свое. Всегда нравилась волынка. Когда в первый раз ее услышал в живую, меня зацепило. Это очень мощный акустический звук, без всяких подключений к колонкам. Ну, еще фолк-метал-группа «In Extremo» сыграла свою роль, мне нравится их музыка. Я загорелся! Но... Посмотрел цены на волынки — очень дорого. Если заказывать в России, то около 70 тысяч рублей цена вопроса. Из Европы — 100 тысяч. У меня есть знакомый, и у него ирландская волынка за 500 тысяч рублей. Тогда я решил начать свой творческий поиск.

— То есть, делать самому?

— Да.

— В интернете искали инструкции?

— Точных инструкций в интернете нет, а те, которые есть, не очень правдоподобны. Мне очень помог один замечательный человек из Екатеринбурга. Владимир Зацепин. Он коллекционер различных народных инструментов. И у него в коллекции более 20 разных волынок. Там я впервые познакомился с инструментом, пощупал и понял, как его нужно делать. Сначала использовал березу — дроны и чантер из дерева делаются. Ее легко достать. Потом стал пробовать более твердые виды деревьев. Остановился пока на орехе. Все делаю, выпиливаю, вырезаю здесь, в мастерской. Всего за три года сделал пять штук. Не считая экспериментальных версий.

— Долго делать одну волынку?

— Если будет все готово, материал, инструменты, то могу за неделю сделать. Но это если прям только этим заниматься, без перерывов. Кто-то делает по полгода.

Миша признается, что с деревом работать проще, чем с железом. Чантер и дроны он делает из ореха. Фото Владимир Коцюба-Белых

Оркестр волынщиков в Ревде... Звучит круто!

— Хорошо. Есть волынка, играть умеете. А где выступаете?

— Я два года жил в Москве. Играл в нескольких проектах. Был и один акустический проект, где у нас четыре волынки, дульцимер и два барабана. Выступал еще в фолк-метал-группе. Теперь здесь, в Ревде, тоже хочу сделать фолк-проект или оркестр волынщиков. Но не хватает людей. Вроде и есть желающие. Но у них не хватает терпения.

— Именно в Ревде? Не в Екатеринбурге?

— Да. Там таких проектов нет. Есть одиночные волынщики. Время от времени играют в общественных местах. Только в Тюмени есть классная группа «Гилет». Мы с ними как-то играли на концерте.

— Слушайте, оркестр волынщиков в Ревде — звучит очень круто и необычно. Значит, вы готовы научить людей делать волынки?

— Нет, это слишком специфично. Научить играть — да. А делать волынки сам буду. Научиться не сложно. Нужно всего лишь желание и отсутствие лени. Ну и базовые понятия о нотах — было бы хорошо.

— У вас у самого есть музыкальное образование?

— Нет, только художественное. Но музыкой занимаюсь давно. Изначально играл на гитаре. Уже более 10 лет. В последнее время волынки пошли. Вкусы меняются. Сейчас мне более акустичные инструменты интересны.

Жизнь помимо волынки. Миша работает с ковид-пациентами

— Мы так сразу начали с волынки. Но вы, как я знаю, выросли в Ревде. И чем вообще сейчас занимаетесь?

— Да, родился в Ревде, учился в третьей школе. Потом поступил в колледж имени Ползунова. Как раз в тот период начал заниматься исторической реконструкцией. Потом пошел в СИНХ. Проучился несколько курсов на специальности «Управление персоналом». Параллельно работал на СУМЗе. И грянул кризис. У нас сократили целый участок, платить за учебу было не чем. Да и вообще понял, что это не то, что я хочу. Бросил. Сейчас, в свои 30 лет, конкретно определился, что надо обретать значимую специальность. Медицина — это та профессия, которая будет актуальна всегда. Поэтому избрал этот путь. Сейчас учусь в медицинском колледже в Ревде на фельдшера.

— Видели в социальных сетях ваше фото, где вы в санитарном костюме, в какой-то палате. Это практика что ли?

— Это волонтерство. Я и в колледже волонтерством занимался. И агитация, и маски раздавали, и развозили продуктовые наборы. Помогаем всячески, как можем. Уже больше недели работаю волонтером в Екатеринбурге, в госпитале ветеранов всех войн. Его переоборудовали под пневмонийный госпиталь. Работаем с ковид-пациентами. По 6 часов в смену минимум. За это время ни в туалет не сходить, не поесть, не попить. Потому что костюм полностью герметичен. Заматывается все — и ноги, и руки. Чтобы никаких не было просветов. Костюмы, кстати, очень хорошие. Они довольно легкие, в них не потеешь. Но вот то, что на лице носим... Вот (показывает на ссадину на носу). Надавило маской. Единственная проблема в том, чтобы дышать нормально.

— Раз уж отвлеклись от темы. Вы, как человек, работающий на передовой, можете сказать всем, — вирус есть?

— Ребята, вирус есть. Есть тяжелые пациенты, безусловно. Как правило, те, кто с ослабленным иммунитетом и пожилые люди. Кто помоложе, легче переживают. Хотя тоже на антибиотиках, и кислород им дают. Вакцины нет. Организм сам должен справиться с заразой.

Лучше всего волынка звучит на свежем воздухе. Или на горе. Михаил любит поиграть так, чтоб слышал весь город. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Самое классное — играть на горе

— Мелодия, которую играет волынщик — это прямо готовые композиции, с нотами? Или просто — какой получится звук?

— Все мелодии — это действительно средневековые композиции. Есть источники, по которым были воспроизведены ноты. А есть и современная волыночная музыка. В средневековье, кстати, ноты выглядели по-другому. Их перевели на новый лад, они все есть в сборниках. Например, «Codex Versus». А вообще, на волынке можно любую мелодию сыграть. Хоть из современной попсы.

— Где вы обычно играете на волынке?

— Стараюсь играть больше на открытом воздухе. В замкнутом пространстве это очень громко. На улице более приятно. Самое классное — залезть на гору. На Лысую, например. Или на Волчиху. И там поиграть. Как-то раз играл на Лысой. Звонит товарищ, он живет примерно в двух километрах от горы. Где, говорит, ты играешь? Тебя так отлично слышно.

— А как посторонние реагируют?

— Незнакомые люди впечатляются. Я учусь на первом курсе медколледжа, и у нас был День белого халата, посвящение в студенты. Вышли на улицу, и я начал играть. Попросили однокурсники. Сразу подошли человек десять, начали слушать. Давай еще, говорят, денег надавали. Пришлось играть.

Когда Ревда услышит волынку

— Вы говорили, что в Екатеринбурге волынщики играют в общественных местах. А почему мы вас еще не слышали в городе?

— Да я как раз хочу поиграть где-нибудь на площади. Но одна волынка звучит довольно скромно. Надо хотя бы еще барабан. Обычно используют давул — турецкий барабан. И чем больше волынок, тем лучше, объемнее звук. Как только будет барабанщик, сделаем. Барабан, кстати, есть. И еще волынщики нужны.

— Я правильно понимаю, что мода на этническую музыку возвращается?

— Совершенно верно! Все устали от электронщины, сделанной на компьютере. А тут — настоящий, живой звук. Никаких колонок. Оркестр волынщиков мог бы и в шествиях участвовать, возглавлять колонны. И все будут слушать. Поэтому, я считаю, что было бы круто сделать в Ревде проект с волынщиками. Такого в области нет. Тогда у города появилась бы изюминка. Нужны заинтересованные люди. Лично я — обучать готов. И инструмент предоставлю. Хочется, чтобы Ревда узнала, как звучит настоящая средневековая волынка.

В качестве послесловия

После нашего разговора Михаил взял самодельную волынку, надул мешок и прижал его локтем могучей руки к телу. Минорно загудели дроны, заполнив собой все пространство мастерской. Зазвучал чантер. Из него полилась то прерывистая, то разливистая мелодия. И вместе с тем по коже побежали средневековые мураши. Ловить их не хотелось. Захотелось закрыть глаза и пролететь над Ревдой. Над ее лесами, полями, реками. Это был звук, который ты никогда бы не ожидал услышать здесь. Но он, хоть и не родной, все равно в сознании открывал для тебя просторы Родины. Эта мелодия просто взяла и вытряхнула тебя из привычного состояния, расширив границы этнической музыки. Волынку хотелось слушать. Этакий этнический детокс, после которого обычная популярщина по радио не воспринимается вовсе. Хочу ли я после этого, чтобы в Ревде появился свой оркестр волынщиков? Естественно. Сейчас в городе и в мире происходит всякое. От чего город и мир устали. Нам нужен глоток чего-то нового, хоть оно и совершенно старое. И его нам готов подарить Михаил Анненков.

Комментарии
Авторизоваться