Яндекс.Метрика
Автор:
Андрей Агафонов
Автор:
Владимир Коцюба-Белых
Интервью

Гонка с сами собой. Со всей страной. И даже миром

Как велогонщик Евгений Соловьев участвует в заездах, не выходя из дома

12 февраля 2021
302

Вы представляете, как можно дома поучаствовать в самых настоящих всероссийских велогонках? А это абсолютно реально! Прямо на своей кухне, сидя на велосипеде, который не движется (лишь педальки крутятся), проехать больше 40 километров на бешеной скорости, обойдя 80 своих соперников. И это не компьютерная игра. Все по-настоящему. Евгений Соловьев, которого в Ревде многие знают, как крутого велогонщика в прошлом, показал нам реальность современного велоспорта на своем примере. А еще рассказал, почему ушел из спорта и зачем в него вернулся.

Как проехать более 40 километров, находясь при этом дома? Евгений Соловьев так участвует в настоящих соревнованиях. Для этого нужны — приложение Zwift, велостанок, велосипед и желание. Фото Владимира Коцюбы-Белых

«Я бросил педали»

Еще в 1993 году Евгений пришел в велоспорт. Причем, не в самый обычный — в маунтинбайк (соревнования на горных велосипедах). Он занимался в велоклубе «Ураган», которым руководил Александр Мотовилов. Секция базировалась в подтрибунных помещениях «Темпа». На открытие клуба пришли 100 человек. Но уже к новому году там остались всего двое — Евгений Соловьев и Александр Десятов.

— В то время велоспорт был очень интересным, — вспоминает Евгений. — Ведь ни у кого не было горного велосипеда, как сейчас. И мы были просто в восторге, когда видели его. Было стремление оседлать такого «коня» и быстро-быстро поехать на соревнованиях. Да, к сожалению, тогда в «Урагане» нас осталось всего двое. Кому-то стало неинтересно, кому-то родители запретили, потому что это довольно экстремальный спорт. Но мы тогда стали основой того костяка, который в дальнейшем сложился.

А дальше были многочисленные тренировки и соревнования. Чемпионат России 1995 года — первая крупная гонка в жизни Евгения. Ему тогда было 15 лет. И первый важный заезд он выиграл. Это дало Евгению путевку в сборную России. Он участвовал в международных соревнованиях, в том числе, в двух чемпионатах мира, в чемпионате Европы. Когда в 1996 году маунтинбайк включили в программу Олимпийских игр, у Евгения появилась новая цель. И он к ней максимально приблизился — в 2000 году завоевал «золото» Чемпионата России среди мужчин.

— По правилам, чемпион России должен был ехать на Олимпийские игры. А наше руководство решило, что есть претенденты посильнее, да и Австралия далековато. В итоге, поехал парень, который был профессиональным гонщиком и жил в Европе. И вот с тех пор обида какая-то затаилась, — говорит Евгений. — И я бросил педали. Ближе к 2004-му понял, что мне уже это неинтересно и пора зарабатывать деньги. С тех пор я на велик больше не садился.

Спустя 14 лет

Велосипедная сфера отпустила не сразу. Первое время Женя работал водителем, тесно сотрудничал с магазином «Спортек» и Александром Шемятихиным. Потом пытался с друзьями организовать бизнес.

На экране как будто компьютерная игра. Но все ее персонажи — настоящие люди. Также на монитор выводятся все важные параметра — скорость, пульс, количество оборотов педалей и мощность, с которой едет велосипедист. Фото Владимира Коцюбы-Белых

— А потом бросил все, пошел и купил грузовик. Начал работать сам на себя. И до сих пор это продолжается. Уже третий грузовик заканчивается, — смеется Евгений. — Про велосипед не думал и не вспоминал. Даже не интересно было. Пока в 2018 году я не построил дом за городом. Тогда встал вопрос доставки собственного тела с поселка в Ревду. Чтоб, к примеру, хлеб купить. Бывает, что жена на машине уехала, а грузовик в городе на работе стоит. В общем, я вспомнил, что хотел себе циклокроссовый велосипед. Это вот как раньше был велосипед «Турист» — с крыльями, руль-баран. Он универсальный — и по шоссе на нем легко ехать, и на тропинку свернуть можно. Купил и начал потихоньку кататься — до работы и обратно. Туда-сюда по 30 км в день.

Как-то раз летом Евгений заехал в магазин к своему другу Александру Шемятихину (у него теперь «Спортек» в Екатеринбурге»). И друг позвал Женю на марафон. В Миасс, на «Большой камень».

— Какой еще марафон? У меня велосипед не предназначен для этого. Я отказался. Вышел, завел грузовик, еду домой... А при подъезде к Ревде я уже зарегистрировался. Не имея велосипед между ног.

Хороший велик так просто не купить — он стоит не одну сотню тысяч. Поспрашивал по друзьям — нашел. Дали с одной лишь оговоркой — «только не угробь». И поехал Евгений в Миасс.

Я начал понимать, спустя 3 часа пути, что подустал. А минут через 15 я заговорил с Господом Богом, чтоб дал сил.

— Стартанули как бешенные! У меня ажиотаж и мысль: «Лишь бы от этой толпы не отвалиться». Сначала ехали по гравийной дороге, потом поворот — лес, грязь, лужи. Все как мы любим! Первый круг (43 км) я проехал за два часа просто на кураже! Пошел на второй. Ехал-ехал, все прекрасно. На одном из спусков даже умудрился поговорить с какими-то башкирами. И тут я начал понимать, спустя 3 часа пути, что подустал. А минут через 15 я заговорил с Господом Богом, чтоб дал сил добраться. Честно, смутно помню, как доехал до финиша. Тяжело без подготовки. Что меня больше всего выбесило и заставило взять себя в руки! Так это то, что один из башкиров, с которыми я разговаривал, залез на третье место на пьедестале.

Дома — сложнее

Уже на следующий день Евгений купил себе хороший велосипед и начал заниматься. Во время одной из велопрогулок он познакомился с семьей Калугиных — Антоном и Анной. А потом встретился с ними на очередном марафоне. Подружились, пообщались, и Антон стал его тренером. Начались тренировки, соревнования. Пока не наступила пандемия. На выручку пришел прогресс.

— На самом деле, весь мир давно сидит в приложении для виртуальных велогонок Zwift. Ведь зима заставляет людей искать выходы, когда нет велосезона. Многие, кто ходит в спортзалы и сидят на велотренажерах, знают, насколько это не физически, а морально тяжело. Ты сидишь, ногами работаешь, а время будто останавливается. Зимой мы тренировались на велостанках. И час тренировки на нем — это просто мучение. Производители велотренажеров нашли выход — увели всех в онлайн. Включаешь программу, видишь себя на телевизоре, крутишь педали велостанка дома, а сам в виртуальной реальности едешь по Лондону или Парижу. И вот этот часовой барьер испарился. Я могу спокойно 4 часа просидеть на станке, и нет морального угнетения.

— Но то были тренировки в Zwift. А теперь — настоящие соревнования. Вот что нужно велогонщику, чтобы в таких поучаствовать?

— В первую очередь, нужно на велосипед поставить измеритель мощности. Это основной предмет, который связывает тебя и эту программу. Также нужен любой велостанок. Ну и желание. Регистрируешься в программе — и погнал.

— Вот это и странно. Обычно, когда проходят живые гонки, есть старт, на нем стоят велосипедисты...

— А здесь каждый сидит у себя дома. Включаешь программу за 15 минут до старта. Там твой аватар (компьютерный персонаж, замещающий тебя) в виртуальной реальности стиот, ждет. Ты пока разминаешься. Как только стукнуло 11 часов — бах, все стартанули. Сижу, кручу педали. Здесь крутишь сильнее, в программе твой человечек едет быстрее. Себе можно выбрать любого аватара, любой внешности. Он не выглядит, как ты в реальности.

Весь мир давно сидит в приложении для виртуальных велогонок Zwift

— На какое расстояние ездили на последних соревнованиях?

— 43 км, преодолели меньше, чем за час. Здесь все, как в жизни. Идет подъем — аватар замедляется. Тебе, соответственно, надо крутить педали жестче, быстрее, включать другую передачу.

— На гонках есть пит-стопы, где можно попить воды, перекусить быстренько.

— Я стою рядом со столом, у меня там две фляжки — одна с водой, другая с компотом. И банан. Но поесть, когда у тебя пульс за 180, нереально. На самом деле, в физическом плане дома ездить сложнее, чем на живой гонке. Здесь постоянно приходится крутить педали. Там ты можешь схитрить, на спуске выдохнуть. А тут надо постоянно валить на все 100. У меня стояли еще два вентилятора и в комнате настежь открыты окна. Жуть, как тяжело.

— В этой программе едешь один или видно всех соперников?

— Видно всех, кто едет. На последнюю гонку зарегистрировалось больше 80 человек. Там на экране такие же аватары, как ты. Такая же групповая гонка, как в жизни, на шоссе. В приложении ты также ощущаешь поток воздуха, который впередиидущий разрезает. Первому всегда тяжелее всего, он чувствует сопротивление воздуха, остальные за ним прячутся и могут немного расслабиться. И выдать мегаватты на финише. Шоссейные гонки — достаточно интеллектуальная борьба.

На пределе возможностей

— Мы тут с вами говорим про соревнования. Хотел бы уточнить, в каких гонках вы сейчас участвуете?

— Идет отборочный этап на «Тур-де-Татарстан», который пройдет летом в Альметьевске. В субботу, 30 января, был первый заезд. Второй — 13 февраля. Третий — в конце месяца. Гонки в таком формате — это прецедент, лично для меня, именно зимой. Летом я много участвую в классических, так сказать, живых заездах.

— Как покатались? Какой результат?

— Я на этой гонке показал просто запредельные показатели. В приложении ты видишь себя со спины. На экране показывают твою мощность (в ваттах), твою частоту вращения педалей (это называется «каденс»), твой пульс (на груди специальный датчик, который все видит). У меня максимальный пульс был — 195 ударов в минуту. Раньше выше 183 не поднимался. Этап был достаточно равнинный, а это всегда тяжело, здесь постоянно работать надо. С горы можно катиться и не крутить педали. Там другая экономия сил.

Дома ездить сложнее, чем на живой гонке. Здесь постоянно приходится крутить педали.

— Вы же перед финишем ехали первый, практически победили?

— Оказалось, что в самой программе не единый финиш. Это непонятно. Стартовали вместе, а финиш у каждого свой. Какой смысл групповой гонки без борьбы на финишной прямой? В общем, мы всемером ушли в отрыв от остальных. Я ехал первым, вижу свои ворота. Финиширую, расслабляюсь, а оказывается, что это не мой финиш. Мой только через километр. В итоге я педали бросил, выиграли другие. Остался на седьмом месте. Теперь придется поднапрячься. Нужно выигрывать, чтобы попасть на главную гонку.

«Папа, давай!»

— В конце у меня один вопрос — зачем вам это?

— Это, наверное, в крови все-таки. Один мой друг говорил, что это у тебя жизненный цикл. Который повторяется. Мол, катайся, пока получается. Да и семья поддерживает. И на соревнования со мной ездят. Вы не представляете, какие эмоции, когда на подъеме тебе кричат: «Папа, давай!» Пожалуй, в этом и есть главный ответ.

— Получается, только ради эмоций?

— Я не пытаюсь доказать себе, что какой-то герой, готов места занимать. Прежде всего, я 12 лет работаю водителем. Это нанесло свой отпечаток. Начала болеть спина, шея. Доходило до того, что я утром встал, чихнул, между лопаток свело и потом неделю болит. Один знакомый массажист сказал: «Если не возьмешься за себя, не начнешь активничать, это будет продолжаться». И когда весной сел на велосипед, спустя месяц понял, что поясница не болит, и промеж лопаток тоже, самочувствие бодрячком. Для этого мне нужен велосипед.

Комментарии
Авторизоваться