Яндекс.Метрика
Автор:
Ольга Вертлюгова
Подробности

«Не плачь! Папа вернется!» Как Ревда провожала первых мобилизованных

Мы побывали в «Цветниках» и посмотрели всё своими глазами

28 сентября 2022
4843

Утро понедельника, 26 сентября огорошило невероятным снегопадом. Зима решила заявиться сразу, грубо, без каких-либо прелюдий — просто взяла и изменила приятно-теплую осень на вот это всё. Ровно также наша жизнь круто поменялась чуть раньше, в среду, 21 сентября, когда президент объявил частичную мобилизацию. Без особых сантиментов и объяснений. И в снежный понедельник первые мобилизованные отправились отдавать свой воинский долг.

Фото Владимира Коцюбы-Белых

«ПРИЗВАЛИ — ПОЕДЕМ, ЗНАЧИТ»

Мобилизационный пункт в Ревде открыт в знаковом для города месте — в досуговом центре «Цветники», где в годы Великой Отечественной войны находился штаб формирования Уральско-Ковельской стрелковой дивизии.

Первые мобилизованные начали подходить к восьми утра. Практически с каждым — родственники, друзья, близкие. Много маленьких детей. Организаторы пункта запускают людей внутрь, потому что на улице сыро и холодно, фойе досугового центра быстро заполняется под завязку.

Один из провожающих — Никита, 1990 года рождения. Сегодня провожает друга, завтра отправляется сам. Рассказывает, что служил в 2008-2009 годах, связист, рядовой. Говорит, повестку получил 25 сентября. Из знакомых под мобилизацию попали ещё два его друга.

— Призвали — поедем, значит, — говорит молодой человек.

Также появляются сотрудники военкомата и сам военком Ревды, Артинского и Нижнесергинского района Валерий Хлыстов, который объявляет, куда подходить тем, у кого повестки на 26-е.

Одновременно идет не только сверка документов, но и проверяют здоровье будущих воинов — за третьим столом сама заведующая поликлиникой РГБ Ирина Ватолина.

Тут же медотвод получается один из ревдинцев.

— Повестку вручали на ПНТЗ, — рассказывает его жена Катя. — Я сейчас, прямо, выдохнула, у нас трое детей, если что — помогать некому. Хочу, чтобы меня правильно поняли: я переживаю за всех парней, но за своего мужа больше.

Фото Владимира Коцюбы-Белых

«ВСЕ ПОНИМАЮТ, КУДА ОНИ ЕДУТ»

Начинают подъезжать мобилизованные из других районов. Дольше всех приходится ждать группу из Артей. И у них же самые большие проблемы с документами — ни у кого нет специальных вкладышей. А военный билет одного из резервистов, как он уверяет, съела собака. Тут же в сопровождении отправляется фотографироваться — будут оформлять новый билет.

Один из мобилизованных бурно требует у сотрудников военкомата прочесть все документы, которые ему предстоит подписать:

— Вдруг вы сейчас на меня кредит оформите, — мужчина явно нетрезв, — я что потом делать буду?

Разбушевавшегося артинца мягко успокаивает Валерий Хлыстов, а затем и полиция. Он затихает, но тут же находит новый повод повозмущаться — почему нет оборудованного места для курения и кофейного автомата? Так же спокойно объясняют, что курить — на улице, попить можно из кулера.

Дебошир удаляется, Валерий Хлыстов вздыхает:

— Понятно, что по дороге сюда набрались, но как их обвинять, все ведь понимают, куда они едут.

Отправка сдвигается на полдень. Пока разговариваем с Анатолием. Ему 31 год, рядовой МВД, служил в спецназе. Женат, двое маленьких детей. Рассказывает, что 24 сентября добровольно пришел в военкомат. Сегодня отправляется на службу.

Все в нервном ожидании, становится душно и жарко. Мужчины бодрятся, женщины притихшие, большинство с заплаканными глазами, дети, не понимая, бегают по сцене. В фойе играет гармонь.

Одна толпа мужиков пускает по кругу бутылку шампанского, другая — чего покрепче. Разряжает атмосферу выкрик одного из мобилизованных из толпы: «Обстановка по кайфу». Окружающие многозначительно хмыкают. Кто-то уединяется от этого бедлама в зал, чтобы еще немного побыть наедине с родным человеком. А кто-то просто спит.

Фото Владимира Коцюбы-Белых

«МЫ ВСЕ ВЕРНЁМСЯ»

После того, как наконец все документы оформлены, начинается собрание. В зал запускают только мобилизованных и журналистов.

Валерий Хлыстов объясняет, что сейчас ждет мужчин.

— Вы уходите служить в Вооруженные Силы на должности контрактников — сержантские, солдатские должности. Будет переподготовка в зависимости от навыков каждого гражданина. Сколько она продлится, две недели, три, я не знаю, у всех по-разному. Оплата контрактника минимальная, если находитесь на территории бывшей Украинской ССР — 180 тысяч рублей в месяц, на территории России — 35-40 тысяч (в этот момент с мест раздается разочарованный свист — ред.). Все вы прекрасно понимаете, что не на прогулку за грибами вас туда везут. Сначала думайте, потом делайте.

Затем военком ответил на вопросы. Контакты подписывают на три месяца, полгода и год. Полную экипировку должны дать в воинской части. Телефоны можно только кнопочные, без камеры и интернета, смартфоны придется отправить обратно.

— Давай, поехали уже, — раздаются крики и свист. — Ребята, всё нормально будет! Мы все вернемся.

К центру подают два больших автобуса, в каждом, примерно, человек по сорок. Провожать воинов пришел и отец Алексий, который окропляет желающих святой водой и желает всем вернуться домой с победой.

Вся толпа выходит на улицу. Раздается что-то совершенно обыденное «Надень шапку, не мерзни», «Как доедешь, позвони», «Надо было всё-таки позавтракать». И вдруг прорезается чей-то крик: «Только не умри, пожалуйста!» Женщины начинают тихонько плакать, мужчины их успокаивать: «Всё будет хорошо, мы не прощаемся»

Автобусы отходят, женщины рыдают, остальные аплодируют и кричат «ура!». Автобусы протяжно сигналят и увозят в неизвестность тех, кто только что был рядом.

Фото Владимира Коцюбы-Белых

«БЕЖАТЬ БЕССМЫСЛЕННО»

Вторая отправка — во вторник, 27 сентября. На улице холодно, но сухо. В этот раз все провожающие остаются на улице. Поэтому на самом мобилизационном пункте непривычно тихо, но именно так он и должен работать.

Сегодня уходят сразу несколько сотрудников НЛМК. Провожает их технический директор предприятия Константин Вдовин.

Уходит и знакомый нашей редакции Иван Люханов. Два года назад мы писали о том, как красиво он сделал предложение девушке Насте. В том году ребята поженились. А в этом 25 сентября Иван получил повестку.

Иван работал в ГАЗЭКСе, обслуживал импортное оборудование. В армии служил 7 лет назад водителем, боевого опыта нет.

— Посмотрите, кто отправляется туда? — говорит молодой человек. — Говорили, что будут призывать с боевым опытом, но у меня его нет. Да, я служил в разведке, но водителем. Когда по телевизору объявили о мобилизации, я сразу понял, что отвертеться не получится.

Снова задержка и снова из-за команды из Артей, которая переносит процесс отправки на несколько часов. На предложение отправить хотя бы тех, кто уже оформился, Валерий Хлыстов говорит категорическое «нет»: отправлять нужно всех вместе, так как по прибытии каждого мобилизованного нужно «сдать», а это тоже время.

Наконец артинцы добираются до места. Среди них выделяется один молодой человек в полной амуниции. С собой бронежилет, каска, спальник, наколенники, полностью укомплектованная аптечка и многое другое — всё куплено за свой счет. Обувь дорогая, туристическая. Говорит, если такой нет, тогда нужны берцы.

Дмитрий ушел из армии перед новым годом, пять лет служил в Севастополе, контрактник, был артиллеристом, ему 23 года. Есть мама, говорит, что в Новосибирске есть девушка, но, видимо, не судьба.

— Повестке не рад, только-только после армии жизнь начала налаживаться, — говорит Дмитрий. — Но бегать даже не думал — я сейчас нужен Родине, да и бессмысленно бежать. Тем, кто собирается сюда, советую запастись гемостатиками (кровеостанавливающими препаратами), жгутом-«турникетом», который вы сможете наложить сами, противошоковыми средствами.

Фото Владимира Коцюбы-Белых

«Я НЕ ЗНАЮ, КУДА ВЫ ПОПАДЁТЕ»

В этот раз оформление не затягивается. На собрании Валерий Хлыстов снова терпеливо отвечает на вопросы и говорит:

— Я не знаю, куда вы попадете: или останетесь в Белгородской области или, может быть, уедете под Херсон, но основная масса будет там, чего уж тут скрывать. Сколько — зависит от обстоятельств, от ситуации, которая там складывается.

Мобилизованных в этот раз ждут уже три автобуса. Пока сотрудники военкомата сверяют списки, им дают возможность попрощаться. На площади перед досуговым центром звучат патриотические песни.

«Сынок, держи, это бабулин суп, покушай, как приедешь», «Давайте напоследок общее фото сделаем», «Малыша целуй, рассказывай, что папа его любит» — всё это продолжается ровно до момента, как раздается команда расходиться по автобусам.

Фото Владимира Коцюбы-Белых

Снова слезы, причем, в этот раз не сдерживаются даже провожающие мужчины. Жутко начинает кричать маленький мальчик:

— Папочка, не уходи, пожалуйста, останься!

Ребенок хватается ручонками за отца. Его отрывает такая же рыдающая мама:

— Он вернется! Не плачь! Папа вернется!

Мужчины рассаживаются по автобусам. Валерий Хлыстов стучит по борту: «С богом!». Колонна уехала. А потом резко наступает оглушающая тишина.

Комментарии
Авторизоваться