Яндекс.Метрика
Автор:
Александр Зиновьев
Подробности

Мусор, разрушения и маргиналы. Что делать с заброшенными зданиями Больничного переулка в Ревде?

И что успели предпринять власти

21 июня 2022
402

Уже долгое время в Больничном переулке стоит проблема с заброшенными зданиями. Они разрушаются, становятся местами обитания маргиналов и мусорными свалками. Естественно, это не может нравиться жителям соседних домов, которые видят всю эту картину из своих окон. Вместе с жительницей этого района Ларисой Колмогорцевой мы прогулялись по заброшенным постройкам. Рассказываем, что там происходит и почему эти сооружения ещё не снесены.

В парке бывшего больничного городка три заброшенных строения. Мы обошли каждое и узнали, что с ними происходит. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Бомбоубежище. Выдержит бомбу, но не выдержало мусора

После визита Ларисы Колмогорцевой к депутату Льву Фейгельману большую часть мусора убрали. Сейчас у бомбоубежища осталась одна сотая от прежнего количества отходов. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Территорию вокруг заброшенных зданий вместе с другими жильцами близлежащих домов убирает Лариса Колмогорцева. Она провела нас по всем сооружениям и подробно рассказала о каждом.

Бомбоубежище расположено на краю территории бывшего кожвендиспансера и имеет два входа. Они ведут в большое помещение под землёй. Ранее там действительно располагалось защитное сооружение, но сейчас эта история уже в прошлом. Бывшее бомбоубежище успело одно время побыть и овощным складом. Сейчас новый и очень неприятный этап — куча мусора.

— Раньше здесь действительно был стратегический объект, — рассказывает Лариса Юрьевна. — Нас сюда в школьное время водили на экскурсии. Там были обустроены кровати и шкафы с припасами. Сейчас этого ничего, конечно, нет.

Подойдя к одному из входов, мы сразу же увидели кучи сваленных отходов на ступеньках, ведущих вниз. В центре бомбоубежища их ещё больше — попадаются и тяжёлые деревянные брусья. И всё это затоплено.

— Ещё на прошлой неделе мусор начинался с самого входа, — говорит Лариса Юрьевна. — Не было видно даже ступенек. Видимо, прибрали всё после того, как я сходила на приём к депутату Льву Фейгельману. А то, что сейчас — одна сотая от того, что бывает обычно.

Над бомбоубежищем лежит небольшой холм — их всегда насыпают над защитными сооружениями. На нём в солнечную погоду любят полежать местные бомжи. Во многом по их вине здесь и грязно.

— Здесь периодически попадаются лежанки всяких маргиналов, — рассказывает Лариса Юрьевна. — Несколько лет назад вход в бомбоубежище заварили после жалоб жильцов. Но эти упорные личности всё оторвали и устроили там общественный туалет. Каждый раз с балкона всех этих маргиналов я вижу.

Как и на многих других заброшенных постройках, в бомбоубежище любят спускаться дети. Им это интересно — не каждый день есть возможность исследовать какой-то подвал. Но это может быть для них попросту опасно. Никто достоверно не знает, что и кого там можно встретить. Приходится прогонять.

— Недавно я, проходя здесь, увидела мальчишек с фонариками, — вспоминает Лариса Юрьевна. — Я их прогнала, а с другого входа увидела парня с велосипедом. Спрашиваю: «твои друзья?». Он глаза выпучил: «Нет». Понятно же, что врёт. Явно, они сюда втроем приехали.

Парк и будка на входе. Заколочено, но не помогло

Лариса Колмогорцева рассказала, что раньше здесь располагался пункт пропуска на территорию больничного городка. Сейчас здесь место сбора бомжей. Фото Владимира Коцюбы-Белых

У въезда на территорию бывшего кожвендиспансера стоит небольшая будка с заколоченными стёклами. Раньше здесь располагался пункт пропуска на территорию больничного городка. Режим был очень строгим, вспоминает Лариса Колмогорцева, здесь выписывали пропуска для посещения и принимали передачки. Во что это превратилось сейчас? В жилище бомжей.

— Здесь мы уже даже не убираем, — рассказывает Лариса Юрьевна. — После моего письма окна заколотило руководство диспансера, но бомжи выломали себе проход. Здесь, на окне, у них стояли какие-то чашки и миски, бутылки. Была какая-то лежанка, где они спали. Сейчас — просто туалет. И запах соответствующий.

Перемещаемся в парк, окружающий весь старый больничный городок. Ходим по еле различимым тропинкам. Вокруг чирикают птицы. Их здесь очень много.

— Эта парковая зона — место обитания красивых и редких птиц, — рассказывает Лариса Юрьевна. — Здесь гнездятся зяблики, дрозд-рябинник, дятел, малиновка. Это лесные уральские птицы. Они сейчас выводят детёнышей в дуплах на тополях. Неприятный контраст — здесь птицы живут, а на земле помойка.

Жильцы близлежащих домов прибираются здесь раз в 2-3 недели, но сил не хватает — мусора слишком много. А дворники прибирают строго закреплённую за ним территорию.

— То есть строго до разрушенного инфекционного отделения, — объясняет Лариса Юрьевна. — Дальше не убирает никто. Я обращалась в больницу, там есть завхоз, пообещавший разобраться, но уже три года нет никаких подвижек.

Обычно в парке валяются бутылки, остатки какой-то еды, шприцы. Пока большей части мусора нет, но вряд ли это продлится долго.

Идя по тропинке, чуть не попали ногой в колодец, заполненный старым вонючим мусором. Он закрыт бетонным блоком, но не полностью — нога какого-нибудь невнимательного «счастливчика» пролезет без проблем. Раньше, рассказывает Лариса Колмогорцева, в этом колодце зимовал кот, которого подкармливали местные.

Прибираются здесь очень редко. Последняя глобальная уборка (эти выходные не в счёт) была в апреле. Её провели Отряды мэра, но как-то странно. Прибрали только вдоль забора Больничного переулка, сам парк не тронули. Жильцы, вышедшие в последующие дни, выгребли более 10 мешков разных отходов.

Инфекционное отделение. Когда-то оно совсем развалится…

Последний обвал крыши бывшего инфекционного отделения произошёл буквально две недели назад. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Это здание разваливается буквально на глазах. Последний обвал остатков крыши произошёл, буквально, две недели назад. При этом старая инфекционка никак не огорожена и любой желающий может пробраться внутрь. В одном из окон даже сделана специальная «лазейка» на крышу.

Здание было построено более почти 60 лет назад. По тем временам это было современное и красивое сооружение. А сейчас оно постепенно разрушается. А ведь по бывшей инфекционке тоже любят гулять дети.

— Я, конечно, не вирусолог, но каждый раз им говорю, что здесь было инфекционное отделение, — говорит Лариса Колмогорцева. — Здесь за годы его работы (инфекционное отделение закрыли в 2000 году) могло скопиться много разных вирусов и бактерий. А 100-градусной жары, которая бы их всех убила, у нас не наблюдалось. Эта зараза могла, в теории, здесь сохраниться. Кто-то пугается и бежит, кто-то плюёт на мои слова и лезет дальше. А представляете, что будет, если ребёнок туда залезет, а всё здание рухнет?

Ещё одна проблема этого сооружения связана с криминалом. Здесь и сейчас можно встретить людей, которые ищут свою заветную «закладку». Ларисе Колмогорцевой рассказали в полиции, что наркоторговля в этом месте процветает. Да и она сама периодически встречает здесь странных молодых людей.

— Месяц назад здесь бродили две очень прилично одетые девушки лет двадцати и что-то искали, — говорит Лариса Юрьевна. — Вполне возможно, что наркотики. В полиции мне пообещали, что будут патрулировать это место, но сейчас я уже давно не вижу сотрудников. Так что это очень криминальное место.

Прошлым летом здесь нашли труп мужчины. Смерть была не криминальной, но это еще одни повод сказать — с бывшей инфекционкой что-то надо делать. И поскорее.

А что со всем этим делать?

Переписка с администрацией идёт у Ларисы Колмогорцевой с 2020 года. Какие-то решения вопроса наметились только сейчас. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Первый и самый очевидный ответ на этот вопрос — снести. Но есть проблема: здания не находятся в городской собственности, и муниципалитет не имеет права расходовать свои средства на них.

В Ревдинской городской больнице, в управлении которой находится здание бывшего инфекционного отделения, заявили, что оно в аренде. У арендатора большие планы на здание.

— Здание по адресу Больничный переулок, 1 (бывшее здание инфекционного отделения) сейчас находится в аренде у организации с медицинской лицензией (компания «Диакав», - ред.). В планах у арендатора — выкупить здание, снести его, после чего на этом месте построить частный медицинский центр, — сообщили на наш запрос в пресс-службе РГБ.

11 мая компанию «Диакав» в судебном порядке обязали ограничить доступ в здание бывшего инфекционного отделения.

С бомбоубежищем история ещё сложнее — оно в федеральной собственности. Его распорядитель — Федеральная служба по управлению государственным имуществом. То есть, полностью содержать их город не может. Но может частично.

Глава Ревды Татьяна Клепикова в письме Ларисе Колмогорцевой ответила, что администрация разослала письма собственникам, в которых потребовала прекратить доступ людей в заброшенные здания или снести их.

Первый заместитель главы администрации Ревды Александр Краев в ответе на обращение Ларисы Колмогорцевой заявил, что уборка территории между бывшим кожвендиспансером и тубдиспансером (как раз, где находится бомбоубежище) будет проводиться отрядами мэра, а в дальнейшем эту территорию постараются включить в муниципальный контракт по летнему содержанию города.

У руководителя Управления гражданской защиты Ревды Антона Павлущенко новости более хорошие. Он пояснил, что деньги на ограничение доступа к бомбоубежищу ещё не выделены, но, судя по всему, до этого уже недалеко.

— Глава дала поручение выяснить стоимость того, чтобы закрыть доступ в эти сооружения, — пояснил Антон Павлущенко. — На прошлой неделе туда сходили сметчики, и сейчас, думаю, смета уже готова. В любом случае, глава поставила перед нами задачу полностью исключить туда доступ. Мы подготовим смету и озвучим её.

Мы следим за развитием событий и надеемся, что с заброшенными домами удастся разобраться. Как надеются и жильцы близлежащих домов.

— Мы всё мечтаем о том, чтобы привести парк в порядок, — делится Лариса Колмогорцева. — Мы здесь развешиваем кормушки для птиц. Мечтаем, чтобы снесли здания, чтобы здесь была парковая зона, городок для детей. Просто хотим жить в чистоте.

Комментарии
Авторизоваться